Рубрики
Новости

Ислам в современном мире

Ислам в современном мире № 3/2014

США РАЗВОРАЧИВАЮТСЯ

К ВРАТАМ АДА 1

Питер Ли

Я полагаю, что президент Обама обмолвил­ся об основной стратегии США при работе с по­встанцами ИГ в Ираке и Сирии, когда заявил, что цель США состоит в том, чтобы свести ИГ к «управляемой проблеме».

И поскольку ужасные последствия этого явно­го подтверждения постоянного присутствия для этого транснационального, халифата, который с удовольствием режет головы, дошли до него, ви­це-президент Джо Байден был отправлен устра­нять ущерб с гиперболизированным заявлени­ем, что США будут преследовать ИГ «до самых врат ада».

Что ж, сказать по правде, войти во врата ада и тщательно разбираться с хаосом, созданном на Ближнем Востоке — вероятно, единственное, что Соединённым Штатам не очень-то хочется делать.

Одна из нелепостей нынешней ситуации в том, что пока США приклеивали ярлык «Гитлера Меся­ца» целому ряду своих соперников — Саддаму Ху­сейну, Муаммару Каддафи, Ким Чен Ыну, Башару аль-Асаду, Владимиру Путину — кажется, они не хотели и были не в состоянии так же охарактери­зовать самую что ни на есть гитлеровскую силу из возникших в последние годы, Халифат ИГ.

Халифат ИГ — экспансионистская, агрессив­ная, нетерпимая угроза, угроза уничтожения на­родов и государств региона.

Если бы Совет Безопасности ООН собрался, чтобы приложить поистине транснациональные усилия, направленные против ИГ, то сделал бы как раз то, для чего изначально и был задуман в конце Второй Мировой Войны.

Сюда бы также входила интенсивная опера­ция против повстанцев в Ираке и Сирии про­тив таких группировок, как «Пробуждения Ан­бар», которая — хотя на это почти не обращали внимание — была подготовкой к противобор­ству в местном понимании, и с ликвидацией эскадрона смерти JSOC, активов Аль-Каи­ды в провинции Анбар, плюс большие финан­совые субсидии, чтобы обеспечить занятость и исключить из игры потенциальных бое­виков и сторонников Аль-Каиды. Нынешний

1 Источник: http://www.atimes.com/atimes/Middle_East/ MID-01-090914.html

аналог состоял бы в том, чтобы объединить­ся с Башаром Асадом в Сирии, саудовски­ми и турецкими военными и, будем надеяться, некоторыми отзывчивыми шейхами в суннит­ском Ираке, чтобы загнать ИГ в нору.

Но мы этого не добьёмся. С одной стороны, США и Британия уже заявили, что не станут рабо­тать с Асадом при планировании своих воздушных ударов по ИГ в Сирии, поскольку «нам он (Асад) не нравится» — вполне достаточное обоснование для того, чтобы пренебречь суверенитетом Сирии.

Как одобрительно сказал нам Ян Блэк в убе­дительной хронике неолиберального недомыслия, «Гардиан»:

«Прагматичный аргумент Запада для работы с президентом Сирии состоит в том, что война в тупике, и сотрудничество с ним жизненно необ­ходимо перед лицом угрозы ИГИЛ…

Обама и Кэмерон на это не купятся. Дополни­тельные аргументы, выдвинутые против привле­чения Асада, сводятся к тому, что ему нельзя до­верять и что помощь в подкрепление его позиций оттолкнет суннитов в Ираке и Сирии, чья поддер­жка необходима для борьбы с ИГИЛ. Говоря сло­вами Надима Шехади, аналитика «Чэтэм-Хаус», к сирийскому лидеру доверия столько же, сколь­ко к осуждённому поджигателю, предлагающему свои услуги в качестве пожарного».

Можно сказать, что работа с Асадом оттол­кнёт суннитов, более властных и влиятельных, чем деятели местного масштаба в Ираке и Сирии, особенно лидеров Саудовской Аравии и Турции — они поставили значительный политический ка­питал на кампанию «Асад должен уйти» и уско­рили соскальзывание Сирии в ад, питая конфликт деньгами, оружием и джихадистами.

США, тоже делавших ставку на свержение Асада, вероятно, не надо было долго убеждать, чтобы они отвергли предложение Асада о помощи.

А готовится и ещё более сомнительная игра.

Запад, по-видимому, решил поставить на переформатирование ранее крайне инертного и коррумпированного альянса против Асада вме­сто выработки modus vivendi с сирийским прави­тельством.

Цинично и, боюсь, точно позицию США мож­но определить так: Асад побеждал Запад и Совет по

14

Ближний Восток

Сотрудничеству в Заливе в Сирии, но обескуражи­вающий подъём ИГ перевернул шахматную доску. Теперь у США есть шанс войти, помочь установить эту доску, переставить фигуры в более приемлемую позицию… и добавить несколько своих фигур.

И я ожидаю, что шанс оставить всё это Аса­ду был решающим фактором при обсуждениях в Белом Доме, с учётом политической целесоо­бразности для Америки осторожно ещё раз про­верить градус ближневосточного пожара. Мир и стабильность на Ближнем Востоке могут быть для нас недостижимыми, но прибить Асада через четыре года обличений, санкций, анти-диплома­тии и шельмования — это Победа! для отбиваю­щейся от критики внешнеполитической команды, которая мало что ещё может показать за время, оставшееся до конца срока.

Деградация внешней политики президента Обамы во время второго срока в то, что я назвал бы идиотской неразберихой с реакциями пошиба с показом среднего пальца всем, от Китая до Украины, Газы и Ближнего Востока, не получила, как я полагаю, должного освеще­ния со стороны армии американских журналюг, вхожих в Вашингтон.

Очевидное объяснение — царствование Сью­зен Райс, советника по Национальной Безопасно­сти, и то, что на неё первую пал выбор президен­та, но Бенгази отодвинуло её на второй план, и на этот пост оказался втиснутым Джон Керри. Ока­залось, что Райс — воинственный, ориентирован­ный на ближайшие цели политикан, и что она — никогда не думал, что скажу такое — заставля­ет меня с ностальгией вспоминать расчётливый оппортунизм Хиллари Клинтон.

Итак, вместо многонациональных уси­лий по выкорчёвыванию ИГ и, возможно, вос­становления Сирии и Ирака до некоего подо­бия нормальности, мы получаем привычный альянс неолиберальных подозреваемых во главе с США и НАТО — «ключевую коа­лицию» христианских атлантистских дер­жав плюс Турция — для продолжения реа­лизации немногих пунктов плана, которые и ранее были недостижимы, и не сказать, что представляют собой предвестников возвраще­ния стабильности на Ближнем Востоке.

Во-первых, НАТО, американский убийствен­но недееспособный европейский стратегический актив, вновь утверждён как глобальный партнёр США, как источник геополитических неприятно­стей, готовый повторить роль подручного в ката­строфе, которую с таким энтузиазмом исполнил в Афганистане и Ливии.

Во-вторых, свержение Нури аль-Малики с по­ста премьер-министра Ирака, чей уход был так недвусмысленно связан с предоставлением во­енной поддержки США Ираку против ИГ, но, по- видимому означает не более чем подтверждение для Саудовской Аравии, что США в Ираке не тан­цуют лишь под шиитско-иранскую музыку.

Малики теперь вице-президент нового ирак­ского правительства, а премьер-министр — ши­итская пустышка Хайдар аль-Абади. То, что уда­лось добиться ухода Малики, как предполагалось, ускорит появление анти-ИГиловского альян­са иракских политиков-суннитов, но он долж­но ещё и материализоваться. Или, если верить «Рейтерс»:

«Самый высокопоставленный курдский поли­тик перечислил задачи, в которые входит вывести суннитов из состояния вооружённого восстания, убедить курдов не откалываться и убедить ши­итов Абади, что у него есть железное средство защитить их от боевиков, стремящихся к их унич­тожению.

«Он должен осчастливить Малики. Он должен осчастливить шиитское религиозное руководство. Он должен осчастливить суннитов и развернуть их против ИГ. Он должен очень, очень нас осчаст­ливить. Он должен осчастливить американцев, он должен осчастливить иранцев».

«Сможет ли он это сделать? Не думаю».

Шейх Мохаммед Салех аль-Башари, 52-лет­ний давний лидер суннитских анти-правительст­венных демонстраций, которого Малики пытал­ся сокрушить в прошлом году, сказал, что Абади должен дистанцироваться от своего предшест­венника.

«Абади должен дать суннитам почувствовать, что они — полноправные граждане, в отличие от Малики, который заставлял их чувствовать, что они не являются частью страны».

Он сказал, что Абади не удастся поладить с суннитами, если только он не расформирует ши­итское ополчение, которому Малики сначала про­тивостоял, но в прошлом году всё больше пола­гался на него для защиты иракских городов, когда армия показала свою недееспособность.

«Малики был сильнее, и не смог это сделать», — сказал Башари, добавив, что сунниты никогда не станут бороться против ИГ, пока считают суннит­ских исламских боевиков защитниками от шиит­ских ополченцев.

«Племена никогда не будут сражаться против любой группировки, которая защищает их горо­да, в том числе и ИГ».

15

Ислам в современном мире № 3/2014

На мой взгляд, неподходящее время для того, чтобы США могли получить золотую звезду «Ирак — Мы сделали это!».

В-третьих, возобновлённые усилия по исполь­зованию анти-ИГиловской кампании для рекон­струирования и усиления анти-асадовской оппо­зиции без помощи Асаду.

Задача номер один: использовать угро­зу ИГ, чтобы вынудить сирийских курдов — эффективные региональные силы ополчения, которые пока продемонстрировали мудрый от­каз от участия в мутном анти-асадовском кресто­вом походе,присоединиться к Свободной Сирий­ской Армии, а вместо этого сконцентрировались на обеспечении безопасности своей этнической твердыни. Согласно «Рейтерс», если говорить о большой стратегии, по которой спланирован тест­драйв совместной операции к северу от Алеппо:

«Борьба против ИГ может, в конце концов, за­кончиться победой сирийских курдов с западной помощью, которой они искали, но они должны сначала прояснить своё отношение к президенту Башару аль-Асаду и уверить Турцию, что не бу­дут создавать проблем на границе…

Частично план состоял в том, чтобы усилить поддержку умеренных групп арабов-суннитов, сражающихся и против Асада, и против ИГ. Кур­ды говорят, что сотрудничают с теми же группа­ми, в частности, в борьбе за территорию к севе­ру от Алеппо.

Для проведения такой операции сирийские курды и умеренные арабы-сунниты должны устра­нить подозрения относительно целей друг друга. Алеппо может стать проверкой. Продвижение ИГ на территорию к северу от города угрожает мар­шрутам снабжения других суннитских группиро­вок и представляет опасность для курдских инте­ресов в городе Африн и в других местах»

С другой стороны, не думаю, что мы увидим помощь США в восстановлении контроля сирий­ского правительства над ключевой провинциаль­ной столицей Рэгга и скором изгнании боевиков ИГ с авиабазы Такба.

Можно ли c уверенностью сказать, что США в ударе по ИГ могут серьёзно рассчитывать на «умеренную сирийскую оппозицию», а не на Аса­да, чтобы захватить и удержать территорию, ко­торую оставит ИГ? Могут ли авиаудары и об­ещания поддержки и американского оружия быть срежиссированы так, чтобы достичь перехода бо­евиков Свободной сирийской армии, мало отли­чающихся от ИГ, в ряды «коалиции умеренных»? Может ли война против ИГ вестись при требова­

ниях ухода Асада и установления «правительства национального единства» в Дамаске за счёт аме­риканской помощи?

Другими словами, масса занятий для рвущих­ся в дело, но не слишком искушённых американ­ских специалистов по Ближнему Востоку, ведь некоторые три десятка лет вели кампанию под знаменем «На этот раз мы всё сделаем правиль­но» (альтернативный лозунг — «Нет плохой поли­тики, только плохие клиенты» и «Если сомнева­ешься, ставь процесс выше результата»).

Конечно, Асад не станет просто стоять в сто­роне, как и его союзники, Россия и Хезболла. И, если планы США по Сирии связаны с Ираном, который бросит Асада к чёрту ради ядерного со­глашения, так этого не будет. Моя любимая ме­тафора — США пытаются сыграть сирийскую ме­лодию смены режима на пианино, выбрасывая его из окна. Я ожидаю грохота, воплей и ужаса, но никак не прекрасной музыки.

В попытке объяснить роль США/Турции/кур- дов в подъёме ИГ и оправдать отказ протянуть руку Асаду, в западной прессе было написано много чепухи, вроде того что «Асад позволил разрастись угрозе ИГ». На деле Асад занимал­ся исключительно борьбой с поддержанным из­вне мятежом, который США, Саудовская Аравия и Турция устроили после мирного внутреннего де­мократического движения и злополучного восста­ния оппозиции во главе с Братьями-мусульмана­ми, которому не удалось достичь смены режима.

В своё время я писал о попытке Асада закрыть тему сирийского восстания (при поддержке Рос­сии и Китая), сокрушив сопротивление в Хомсе, вроде Тяньаньмынь, в феврале 2012 и затем пред­ложив парламентские выборы. США и их прия­тели постарались, чтобы такого не произошло, и открыли двери аду, наступившему (и продолжа­ющемуся) в Сирии уже более двух лет.

Из «China Matters» 16 мая 2012:

Сирия: Эта страна отправляется прямо в ад, или куда-то ещё?

Ещё в феврале я писал о китайской дипло­матической инициативе по Сирии, которая те­перь во многом составляет мирный план Аннана. В то время я отмечал, что у китайского плана есть шанс, пусть и малый, ведь при всех громких сло­вах со стороны стран Залива, Турции, ЕС и Запа­да, никто, видимо, не жаждет выступить первым и снести режим Асада.

Просто взорвать режим Асада назло Ирану, может быть и казалось легко, но этого не случи­лось.

16

Ближний Восток

Турция уже обеспечивает безопасное убежи­ще Свободной Сирийской армии, но пока не дала ей волю. Западный Ирак доведён до кипения до­ктринёрством суннитских ополченцев, жажду­щих обрушить его на режим алавитов, а Катар вроде бы заложил основу, чтобы безработные ли­вийские боевики нашли себе прибыльное занятие, сражаясь на стороне оппозиции в Сирии, но пол­ный кровавый хаос ещё впереди.

Тот факт, что Алеппо и Дамаск пережи­ли лишь два взрыва автомобилей, есть признак ограниченных возможностей ваххабитов и может быть показателем того, что приверженность Сове­та по Сотрудничеству в Заливе к свержению Аса­да не столь уж абсолютна.

Конечно, недавно Дамаск пережил взрывы машин с 1000 кг взрывчатки и такой же теракт был предотвращён правительственной службой безопасности в Алеппо.

И сегодня вот что мы читаем в «Washington Post»:

«Сирийские повстанцы, борющиеся с режи­мом президента Башара аль-Асада, начали в по­следние недели получать всё большее количест­во более совершенного вооружения; по данным оппозиционных активистов и официальных лиц США и других стран.. .эти усилия оплачены стра­нами Персидского Залива и частично координи­рованы США.

Эти вооружения складируются в Дамаске, в Идлибе у турецкой границы и в Забадани на ли­ванской границе. Активисты оппозиции, которые два месяца назад говорили, что у повстанцев не хватает снаряжения — основная часть его всё еще покупается на чёрном рынке в соседних странах или у членов сирийского ополчения — теперь ут­верждают, что поставки его значительно увеличи­лись после решения Саудовской Аравии, Катара и других государств Залива обеспечить миллио­ны долларов финансирования ежемесячно».

Сирийское Братство мусульман заявило, что открыло свои каналы поставок для повстанцев, используя ресурсы состоятельных предпринима­телей и деньги государств Залива, в том числе Са­удовской Аравии и Катара, как утверждает Мулла аль-Дроби, член исполнительного комитета сооб­щества Братьев мусульман.

Новые поставки положили конец неудачам по­встанцев на протяжении нескольких месяцев, ког­да они были вынуждены уйти из крепости Баба Амр вблизи Хомса и из многих других районов в Идлибе и других местах.

«Прошли большие поставки», — сказал ещё

один оппозиционер. — «Некоторые районы заби­ты оружием».

Эффект новых поставок вооружений стал оче­виден при столкновении в понедельник между оппозицией и правительственными силами за контроль над удерживаемым боевиками городом Растан вблизи Хомса. Базирующаяся в Британии Сирийская наблюдательная группа по правам че­ловека заявила, что повстанцы, которые захватив­шие правительственную базы, убили 23 солдат».

Чудесный способ достичь прекращения огня.

Простейшее объяснение состоит в том, что США и страны Залива решили вбить кол в самое сердце хрупкого состояния прекращения огня, и дать Сирии заполыхать как следует, и чёрт с ними, с последствиями.

Это соответствовало бы почти всеобщему же­ланию покончить с Асадом, при этом воспользо­вавшись сопутствующей выгодой, учинив показа­тельную публичную порку за китайские усилия направить политический ближневосточный про­цесс таким образом, который никак не устраива­ет США и Саудовскую Аравию.

Это самое вероятное объяснение.

Однако неразборчивость администрации Обамы относительно неконтролируемого режи­мом коллапса Сирии, направляемого фанатичны­ми исламскими боевиками и Братством мусуль­ман вместо приятных прозападных либеральных интеллектуалов, по-видимому, стала более непри­крытой после взрывов автомобилей в Дамаске.

Итак, я думаю, не станет ли эта статья чем-то по сути своей вроде подталкивания Саудовской Аравией к усилению неизбежного сирийского Армагеддона, питаемого помощью стран Залива, и, следовательно, стимулированием администра­ции Обамы к отказу от мирного процесса, да и вообще от идеи управляемого процесса, и пусть восстание идёт свои курсом. и, конечно, к взя­тию ответственности за ведение дел с Сирией или тем, что от нее останется, когда Асад уйдёт.

По мне готовым параграфом было:

«Официальные лица в регионе заявили, что основной озабоченностью Турции является по­зиция США и то, будут ли они и другие поддер­живать вооруженную защиту зоны безопасности вдоль границы, или другие варианты, которые уже обсуждались.

Возглавляемые суннитами государства Зали­ва, которые считали бы падение Асада ударом по шиитскому Ирану, такую помощь приветство­вали бы, но предпочли бы более симметричный подход. Один из представителей Залива описал

17

Ислам в современном мире № 3/2014

постепенную эволюцию администрации Обамы от первоначального отказа рассматривать любые действия вне политический реалий до нынешней позиции где-то между «вот что нам надо сделать» и «мы делаем вот это».

«Самые разные люди надеются, что США бу­дут наращивать усилия по подрыву или конфронта­ции с сирийским режимом», — сказал представитель Залива. — «Мы хотим, чтобы они прогнали Асада».

Не совсем то, что рисует мужество контрре­волюционных королей, шейхов и эмиров Аравий­ского полуострова.

Я больше чем уверен, что государства Залива сами могли бы скинуть Асада, хотя и руками мари­онеток, потратив несколько миллионов долларов.

Так что вопрос тут главным образом в бесха­рактерности Совета по Сотрудничеству в Зали­ве и в попытке подсадить Соединённые Штаты на разборки с сирийской неразберихой, когда Асад окажется в изгнании в России, будет пове­шен на люстре или что ещё…

Я думаю, стоит отметить, что тогда всё число жертв в Сирии было где-то от 2 до 3 тысяч. Ещё через пару лет их стало более 200 000.

Если в очередной раз упомянуть о дефиците мужества на Ближнем Востоке, то в сегодняшних действиях подозрительно отсутствуют (как и два года назад) две основные региональные державы, чьё активное военное участие было бы весьма по­лезно для разрушения ИГ — это Саудовская Ара­вия и Турция.

Саудовские деньги и турецкие убежища были основным условием успеха ИГ. Обе страны, пу­блично и резко критикуя ИГ, отлично знают о по­следствиях, к которым приведут подлинные и всё более энергичные действия против ИГ.

Тылы ИГ — и со стороны его убежищ Турции, и со стороны тылов линии фронта в северной Си­рии — оказались бы весьма уязвимыми для турец­кого нападения.

Однако Турция застряла в проблеме 46 ту­рецких заложников, захваченных ИГ в Мосуле. Турецкое правительство организовало запрет на обсуждение в национальной прессе заложников, многие из которых являются работниками кон­сульства Турции, но кажется вполне вероятным, что опасность в том, что «покатятся головы», если Турция предпримет агрессивные шаги против ИГ. Даже при том, что США бомбили позиции ИГ в Ираке, турецкое правительство было крайне встревожено и объявило, что самолёты взлетали не с базы НАТО в Турции, в Инкирлике.

Интересно ещё и то, что ИГ захватило пре­

красный мавзолей Сулейман-Шаха. По затейли­вому капризу истории и согласно договорённости, Турция объявляет окрестности мавзолея «экскла­вом», этот термин мне ранее был незнаком. Пер­воначальное место захоронения было затоплено водами озера Асад, когда в 1973 году было завер­шено строительство плотины Такба; перенесённое захоронение лежит в 20 милях за границей Турции в Сирии и охраняется турецкими войсками.

Пока со скрипом рождалась анти-ИГиловская коалиция, ИГ угрожала разрушить захоронение, что положило бы конец нео-оттоманским претен­зиям на региональную гегемонию, чем забавляет­ся нынешнее турецкое правительство и, могу себе представить, добавляет проблем захваченным ту­рецким заложникам. (Поскольку любую ситуа­цию на Ближнем Востоке невозможно рассматри­вать без некоей иронии, то просочились сведения о телефонном разговоре в марте 2014, раскрыв­шем, что тогдашний турецкий премьер-министр Реджеп Эрдоган, когда он столь же стремился вторгнуться в Сирию, сколь сегодня жаждет от­страниться от этого, рассматривал возможность проведения операции под чужим флагом ради оправдания турецкого военного нашествия.)

«Рейтерс» о турецком «затруднении» с ИГ:

«С уважением к затруднениям Турции, Ва­шингтон стремится к тому, чтобы Анкара сосре­доточилась на прекращении потока иностранных боевиков, в том числе множества граждан США и Западной Европы, которые переходят её терри­торию для того, чтобы присоединиться к борь­бе в Сирии.

«Все понимают, что турки — особый слуучай», — сказал представитель США на условиях аноним­ности, намекая на безопасность турецких залож­ников и нежелание одного из соседей атаковать другого из-за опасений возмездия.

«Турция никогда не будет частью коалиции, но что это значит? Не многого стоит повесить флаг на стену».

Поддержанная турецкой робостью, фирмен­ная пассивность Саудовской Аравии это нечто противоположное открытому и честному проти­востоянию силам ваххабитским джихада.

А что до того, что именно Саудовская Аравия, в противоположность Асаду, может принести на вечеринку (за исключением военных активы вро­де 300 боевых самолётов, 315 танков, восьми ар­тиллерийских батальонов и трёх бронетанковых бригад), саудовское мнение в «NewYork Times» говорит нам, что это — незримая мощь саудовско- аравийской теологической законности:

18

Ближний Восток

«Саудовская Аравия — единственная власть в регионе, обладающая силой и законностью для свержения ИГИЛ. Эффективно истребив аль­Каиду в королевстве, саудовское правительство с его опытом борьбы с терроризмом, однозначно на­строено разобраться с ИГИЛ, в конце концов, это связанная с Аль-Каидой организация. Королевст­во разработало впечатляющую контр-террористи- ческую стратегию, и его стратегия считается од­ной из самых продуманных и эффективных в мире.

Что ещё более важно, саудовское руководство обладает уникальной формой религиозной надёж­ности и законности, что делает его намного более эффективным, чем другие правительства, в де­легитимизации чудовищной террористической идеологии ИГИЛ. Послание мусульманскому и арабскому миру, поскольку саудовская Аравия воспринимает их, как в корне отличных от ИГИЛ — и намного более предпочтительных — это посла­ние на случай, если США поступают так, особен­но с учётом хроники недавних провалов Амери­ки на Ближнем Востоке».

Это мнение, по-видимому, говорит о том, что Саудовская Аравия видит свою главную роль в борьбе в качестве дирижёра анти-ИГиловских выпадов во время пятничных проповедей из уст заказных клерикалов, а смять потом лишённых легитимности, изолированных и деморализован­ных террористов ИГ — работа Запада.

Если учесть, что основная тактика Саудов­ской Аравии в отношении терроризма заключа­ется в попытках экспортировать его и его участ­ников за пределы королевства, то способность противостоять ИГ в Ираке и Сирии до последне­го при неотразимой мощи салафитской ортодок­сальности — вопрос открытый.

Ссора, которой, по моему мнению, добивает­ся Саудовская Аравия с огромным рвением — это усилия по очернению регионального соперника, Катара, с помощью обвинений его в поддержке ИГ. По моим оценкам, ИГ и Саудовская Аравия разделяют фанатичную салафитскую ориента­цию, а Катар поддерживал и дипломатическими средствами, и через «Аль-Джазиру», соперничаю­щую форму модернизированного политического ислама, Братьев-мусульман, которых Саудовская Аравия считает угрозой своему теократическо­му правлению и вытесняет их из власти в Ливии, Египте и от руководства сирийской оппозицией, поэтому я воспринимаю такое утверждение весь­ма скептически.

Можно с уверенностью сказать, что кампания против ИГ не будет включать в себя признание

законности режима Асада и его власти в Сирии, не говоря уж о попытках США, Саудовской Ара­вии и Турции скорректировать ужасающие реги­ональные и гуманитарные последствия их безот­ветственной политики по смене режима в Сирии и Ираке. США, Саудовская Аравия, Турция и раз­личные рыбы-прилипалы, которые следуют поли­тике Запада/Совета по Сотрудничеству в Заливе, будут проводить тройственную игру: ослабле­ние ИГ, поиск способов усиления ССА (Свобод­ной Сирийской Армии) с помощью сколоченного Соединёнными Штатами альянса и лишение под­держки ИГ и укрепление позиция ССА — усилен­ной фанатичными боевиками, взамен ушедших в ИГ, и их более тесной поддержки и координа­ции — с целью свержения Асада.

Вероятно, ИГ станет «управляемым», то есть будет считаться, что выкорчевать его невозмож­но, как и восстановить светские недискримина­ционные национальные правительства в суннит­ских районах Ирака и Сирии, — районах, которые в будущем могут стать чем-то другим, а не Ха­лифатом ИГ, и будут названы «Архипелаг Джи­хада» — неологизм, который мне симпатичен в качестве фирменного.

К несчастью, основное оружие для управле­ния ИГ, по-видимому, никак не оживление един­ства, решимости и «преследование до врат ада». Инструменты, которыми воспользуются — жад­ность, трусость и трусливый оппортунизм. Даже при американских воздушных, ракетных ударах и беспилотниках, это ненадёжный рецепт для достижения успеха.

Я бы сказал — удачи, но думаю, что народ Си­рии заслуживает лучшего после двух с полови­ной лет джихадистского нашествия, устроенного США и Саудовской Аравией.

И последнее напоминание: чего хотят народы Сирии и Ирака — так это мира.

Ссылки:

1. Bashar al-Assad’s pitch for anti-Isis pact with west falls on closed ears, Guardian, September 4, 2014.

2. Congenial new Iraq leader wins allies, but no easy path to save nation, Reuters, September 8, 2014.

3. West widens contacts with Syria’s Kurds but suspicion remains, Reuters, September 8, 2014.

4. Turkey may play quiet role in US. coalition against Islamic State, Reuters, September 5, 2014.

5. The Saudis Can Crush ISIS, New York Times, September 8, 2014.

19

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *