Categories: Новости

Конец «бесконечной флешки»

Чдас

Алексей Хазбиев

Как перспективный интернет-стартап, заинтересовавший первых лиц нашего государства и иностранных инвесторов, растерял стартовые преимущества и был закрыт из-за цепочки ошибочных решений своего основателя

Конец «бесконечной флешки»

Е ще несколько лет назад многим могло пока­заться, что молодой аспирант Самарского госу­дарственного технического университета (СамГТУ) Алексей Чуркин вот-вот поймает удачу за хвост. Его инновационный проект Flashsafe, более известный как «Бесконечная флешка», не только получил грандиозную рекламу в российских и амери­канских СМИ, но и привлек весьма пристальное внимание первых лиц нашей страны, не говоря уже о многочисленных профильных чиновниках и институтах развития. И, в общем, понятно почему. На фоне сотен других высокотехнологических стар­тапов он выделялся как революционностью самой идеи, так и относительной простотой ее воплоще­ния. И действительно, что может быть заманчивее, чем при помощи стандартного на вид USB-устрой­ства и несложного ПО получить неограниченный доступ к «бездонному» облачному хранилищу данных, да еще и защищенному передовыми способами шифрования? И без всяких там логинов и паролей — нужен лишь доступ в интернет. Такой продукт позволит любому человеку на протяжении всей жизни закачивать и скачивать из облака десятки, сотни, тысячи гигабайт всевозможных файлов, доку­ментов, фильмов, игр и бог знает чего еще. Иными словами, привычные флешки с объемом памяти 10-20 Гб и даже больше уже будут не нужны — их должна заменить всего одна флешка, причем «бесконечная».

Но хорошая идея, как известно, всего лишь поло­вина дела. Для того, чтобы успешно ее реализо­вать, нужны еще и финансовые средства, предан­ные своему делу высококлассные программисты, а самое главное — качественный и эффективно работающий продукт. Однако почти ничего из этого у Алексея Чуркина не было. И пока он уча­ствовал в различных телешоу и панельных дис­куссиях, раздавал многочисленные интервью и путешествовал по Америке, его коллеги-пар­тнеры просто покинули проект, лишив осно­вателя доступа к оборудованию и исходным кодам. Иное дело конкуренты: они, наоборот, стремительно наращивали экспансию, захваты­вая всё новые сегменты перспективного рынка облачного хранения данных. И хотя «бесконеч­ные флешки» до сих пор находят своего поку­пателя, сам Алексей Чуркин утратил к собствен­ному детищу всякий интерес и даже публично объявил, что закрывает Flashsafe. «Сейчас уже все пользуются другими облаками, такими как Google Drive и Dropbox, момент был упущен, — говорит Чуркин. — Надо было уделять больше внимания команде, быть скромнее и не прини­мать неверные кадровые решения». Но поче­му же так произошло? И мог ли этот проект в принципе принести сколько-нибудь значимый коммерческий результат?

21

Первая развилка — целевая аудитория: старшее поколение или молодежь?

Началось все с того, что преподаватель СамГТУ попросил нашего героя скинуть ему на флешку какой-то документ. Но неожиданно оказалось, что память на устройстве уже закончилась. «На мой вопрос о возможности передать файл в облаке, научный руководитель признался, что просто не умеет им пользоваться. В этой ситуа­ции стало ясно, что многие люди не используют интернет для передачи и хранения собственных данных, — вспоминает Алексей Чуркин. — И чтобы им помочь освоить новую технологию, ее нужно «упаковать» в старую оболочку, то есть флешку». Именно так и родилась идея всего про­екта Flashsafe.

«Еще в октябре 2014 года я твердо решил со­здать новый гаджет и вывести его на рынок. Идея была просто бомба. Я представлял себе обычную USB-флешку, которую ты вставляешь в

точном состоянии, уже демонстрировал двузнач­ные темпы роста. Более того, по всем прогнозам, его емкость должна была увеличиться к 2017 году как минимум до 15 млрд рублей. Изначаль­но предполагалось, что первые «бесконечные флешки» будут продаваться по одной-две тыся­чи рублей за штуку. И это все, что должен будет заплатить клиент. Но со временем создатель Flashsafe рассчитывал внедрить новую модель монетизации, когда владелец устройства будет платить еще и абонентскую плату в те дни, когда он пользуется флешкой, — ее ничтоже сумняше- ся определили в пять рублей в день. При этом из­вестно, что после продажи первых десяти тысяч устройств инициаторы проекта намеревались за­рабатывать примерно по 500 тыс. долларов в год. Эти расчеты, собственно, и легли в основу заявки на конкурс программы «Старт», который прово­дил Фонд содействия инновациям. Победив в нем, Алексей Чуркин получил в общей сложности миллион рублей. Причем первую часть гранта в размере 500 тыс. рублей фонд перечислил на его прежнюю компанию — РОФН. «Мы запусти­ли сайт, на котором была только одна кнопка — «оформить предварительный заказ». Так было получено около 800 заявок, что продемонстри­ровало интерес рынка к нашей идее», — вспоми­нает Чуркин. Дело оставалось за малым — разра-

«Еще в октябре 2014 года я твердо решил для себя создать новый гаджет и вывести его на рынок. Идея была просто бомба. Я представлял себе обычную USB-флешку, которую ты вставляешь в компьютер, и у тебя появляется обычный диск. Но при этом память находится не на флешке, а в интернете. Причем она бесконечная»

компьютер, и у тебя появляется обычный диск. Но при этом память находится не на флешке, а в интернете. Причем она бесконечная», — говорил наш изобретатель. Правда, для того чтобы эта схема заработала, требовались еще и серверные мощности — их основатель проекта собирался наращивать по мере роста продаж и увеличения трафика. Заметим, что в то время на российском рынке ежегодно продавалось порядка 20 млн стандартных USB-накопителей на общую сумму примерно 10 млрд рублей. А вот рынок облачных технологий хранения, хоть и находился в зача-

ботать программное обеспечение и сделать саму флешку. И вот тут неожиданно выяснилось, что у Алексея Чуркина просто нет для этого подходя­щей команды программистов, а его собственных компетенций очевидно недостаточно.

«Я уже был знаком с людьми, которые так или иначе умели программировать или были подко­ваны в информационных технологиях. Но в Са­маре таких немного, поэтому решил поговорить со всеми, кого знал или кого знали они, — рас­сказывает Чуркин. — Большинство людей были

22

Основатель проекта Flashsafe Алексей Чуркин

Профиль Алексея Чуркина «ВКонтакте»

в шоке от этой идеи: кто-то сразу сказал, что это нереально, а кто-то говорил, что я должен им заплатить несколько миллионов. И так про­должалось до тех пор, пока я не познакомился с Павлом Хивинцевым». Этот энтузиаст, по словам Чуркина, «имел какой-то опыт разработки элек­троники», но самое главное, «он был веселым» и с ним «прикольно обсуждать сумасшедшие пла­ны по захвату международного рынка». «У Павла были еще друзья из сферы IT, которые начали нам помогать. Роли быстро распределились: Вя­чеслав Кузнецов рисовал дизайн-макеты, советы давали Егор Часов и Роман Синельников, SMM взял на себя Сергей Дмитриев, но его надолго не хватило, — рассказывает Алексей. — Но были и те, кто помог нам собрать что-то похожее на базе обычной флешки, — это Влад Бакаев, который придумал какую-то программу, которая очень криво превратила обычную флешку в сетевую. Это был программный костыль, он работал через раз, и это производило впечатление. Наконец, появился еще один начинающий программист — Алексей Крысин. Его я попросил создать версию, которая работала как хранилище файлов на базе Java-приложения». Что же касается корпусов для новых флешек, то их решено было распечатать на 30-принтере и склеить вручную.

Именно так и появился на свет первый вариант «бесконечной флешки». И хотя его при всем же­лании невозможно было назвать готовым про­дуктом, основатели проекта с большой помпой

презентовали это устройство премьер-министру России Дмитрию Медведеву во время его визи­та на конференцию Startup Village в Сколково, что, собственно, и обеспечило им внимание инновационного сообщества и СМИ. «Медведев пообещал “поглядеть на мою бесконечность» и положил флешку в карман, а на меня тут же набросились журналисты из «Би-би-си», НТВ, ТАСС, “Интерфакса» и других СМИ, — вспоминает Чуркин. — После этого случая начали приходить сообщения от людей, которые были заинтересо­ваны в покупке или сотрудничестве».

Но несмотря на возникший ажиотаж, основатель проекта так и не смог объяснить журналистам, для кого он создает свою «бесконечную флешку» и кто ею в конечном счете будет пользоваться. Иными словами, продукт не имел четкого пози­ционирования, а его целевая аудитория оста­валась загадкой. «“Бесконечную флешку» имело смысл рекламировать с прицелом на старшее поколение, которое привыкло к обычным носи­телям памяти. Но Алексей не выделял этих людей в своей маркетинговой кампании. Его усилия по продвижению были направлены скорее на молодых людей, которые уже пользовались об­лачными технологиями, — физический носитель им попросту не нужен. И хотя он делал акцент на шифрование и безопасность, всего этого было недостаточно для принятия решения о покупке», — вспоминала несколько лет спустя тогдашний

23

менеджер акселерационной программы фонда Starta Capital Елена Карева. Что же касается само­го Алексея Чуркина, то он объяснял свою пози­цию так: «Думал, что нашим продуктом вполне могут пользоваться ученые, работники из сферы образования, доктора, адвокаты. Но фокусиро­ваться на каких-то определенных лицах не стал,

после того, как ажиотаж создан, а идея запущена в массы, нужно собрать команду, сделать продукт и настроить продажи. Иными словами, предъя­вить какой-то результат. А для этого требовался уже настоящий менеджер с системным мышле­нием, который просчитывал бы все риски, рын­ки, разработал стратегию развития компании и

Несмотря на возникший ажиотаж, осно­ватель проекта так и не смог объяснить журналистам, для кого он создает свою «бесконечную флешку» и кто ею в конеч­ном счете будет пользоваться. Иными словами, продукт не имел четкого пози­ционирования, а его целевая аудитория оставалась загадкой

а решил делать все это в расчете на массовую аудиторию. То есть для каждого пользователя находить причину, почему ему может быть инте­ресна наша флешка. Если ты пенсионер, то тебе это удобнее, чем облако. А если ты молодой, то иметь новый гаджет — это прикольно».

Звездный час

и вторая развилка: новый гендиректор или новый инвестор

Подавляющее большинство из всех, кто про­являл интерес к Flashsafe, почти сразу же его теряли, как только понимали, что у компании нет реально работающего изделия. Например, Фонд развития интернет инициатив (ФРИИ) отказался взять проект Алексея Чуркина в свою программу акселерации (всего таких отказов было три). И это легко объяснимо. Во-первых, «бесконечная флешка», подаренная топ-менеджеру ФРИИ, на его компьютере не запустилась. А во-вторых, руководство фонда настаивало на смене генди­ректора Flashsafe, к чему сам Чуркин, очевидно, тогда еще не был готов. «Алексей — незамени­мый человек для раскрутки, он появлялся во всех телевизионных передачах и новостных сюжетах, где только мог. И отлично с этим справлялся. Но

уже четко направлял всю работу в нужное рус­ло», — говорит Елена Карева. Но сам основатель Flashsafe относился к возможному появлению нового соучредителя-администратора весьма скептически. «Те венчурные фонды, с которыми мне приходилось общаться, говорили так: “Давай мы у тебя возьмем долю в компании, но не за деньги, а за менторство. Будем тебе помогать, найдем инвесторов, партнеров, и у тебя все полу­чится»», — вспоминает Чуркин.

Таким образом, все шло к тому, что проект уже через год после старта прекратит свое суще­ствование. Так оно и произошло бы, если бы не молодежный форум «Территория смыслов на Клязьме», который проводился летом 2015 года. Он стал новым звездным часом Алексея Чуркина. Инноватор из Самары не только выиграл грант в размере 250 тыс. рублей, но и представил свой проект лично президенту страны Владимиру Путину. Это вызвало новую волну ажиотажа вокруг «бесконечной флешки». Ее основатель тут же получил приглашение посетить Кремль. Тогдашний глава Минсвязи Николай Никифоров выразил готовность оказать проекту всяческую поддержку, а Андрей Никитин, бывший в ту пору гендиректором Агентства стратегических иници­атив (АСИ) даже заявил, что попробует вовлечь эту тему в Национальную технологическую ини­циативу (НТИ). И хотя со стороны могло показать­ся, что теперь уж Flashsafe просто обречен на успех, качественных изменений в проекте так и не произошло.

24

Более того, компания Чуркина испытывала яв­ный дефицит средств. Известно, что на первых порах затраты на создание полноценного прото­типа «бесконечной флешки» и его запуск в серий­ное производство, включая выпуск установочной партии, инициаторы проекта оценивали при­мерно в 15 млн рублей. Но впоследствии вроде как сократили требуемые инвестиции примерно до семи миллионов. Тем не менее им не удалось привлечь даже половины этой суммы. Так, в сен­тябре 2015 года команда Flashsafe дебютировала со своим проектом на краудфандинговой плат­форме Boomstarter, где поставила цель собрать чуть более 555 тыс. рублей, но в итоге получила лишь чуть более 72 тысяч. А вторая попытка, предпринятая через несколько месяцев на сайте Indiegogo, и вовсе оказалась провальной. Бекеры пожертвовали менее тысячи долларов, тогда как инициаторы хотели получить десять тысяч.

Едва ли не единственным крупным успехом Алек­сея Чуркина в этот период времени стала победа в конкурсе Microsoft в Сколково, благодаря кото­рой он получил грант в размере 120 тыс. долла­ров. Но эти средства можно было использовать только для оплаты мощностей серверов Azure, на которых, собственно, и предполагалось хранить данные пользователей «бесконечных флешек». А вот денег на продолжение работ по-прежнему не хватало.

«Наш продукт все еще находился в разработке, и я вместе с командой решил посетить конферен­цию Kazan Startup Week, для того, чтобы нала­дить партнерство с технопарками в Казани и в Набережных Челнах — их акселератор как раз собирал заявки и проводил мероприятия для ин­весторов в разных городах страны — в Ижевске, в Санкт-Петербурге. И так вслед за ними мы ка­тались по всей России, — рассказывает Алексей Чуркин. — Там же, в Казани, мы познакомились с венчурным инвестором Александром Румянце­вым, который не только заинтересовался нашим проектом, но и вложил пятьсот тысяч рублей в обмен на долю в десять процентов». Учредители приняли решение зарегистрировать новую ком­панию — ООО «Бесконечная флешка», в которой сам Алексей Чуркин получил 75%, еще по 10% до­стались Александру Румянцеву и Алексею Крыси- ну, а 5% — руководителю ИТ-парка в Набережных Челнах Ленару Халикову, который одновременно еще и стал номинальным генеральным директо­ром компании. После этого Flashsafe довольно быстро прошел программу акселерации Sabantuy CEO Camp в ИТ-парке в Набережных Челнах. «Полмиллиона, полученные от Александра Ру­мянцева, изменили практически всё. Этих денег было достаточно, чтобы закончить разработку и выполнить свое обещание перед пользовате­лями, которые сделали предварительные зака-

25

Инвестиции и гранты проекта

Источник: Flashsafe

зы, — говорит Чуркин. — Мы выпустили первую версию рабочего продукта и отправили флешки клиентам. Более того, нам хватило средств и на рекламную кампанию, что повлекло за собой новые продажи».

Уже в самом конце лета 2016 года первая версия серийных устройств в необычных треугольных коробках с QR-кодом и надписью Made in Russia поступила заказчикам вместе с комиксом об основателях Flashsafe. И почти сразу же вызвала шквал весьма нелестных комментариев и заме­чаний. «Неровный пластик с многочисленными заусенцами и дефектами — совсем не то, что показывали на картинках в презентации. Поло­винки склеены обычным клеем, а его излишки размазаны по всему периметру. Да и логотип в форме знака бесконечности уже через минуту начинает отваливаться. При этом внешне девайс недотягивает даже до уровня китайских фле­шек no name, которыми забиты все магазины электроники», — писали пользователи нового гаджета в социальных сетях. Но это, в общем-то, мелочь по сравнению с техническими характери­стиками продукта, которые тоже оказались не на высоте. Во-первых, неожиданно для всех выясни­

лось, что «бесконечная флешка» работает только на 64-битных версиях Windows и macOS, которые еще не получили широкого распространения.

А, например, на 32-битных версиях этих операци­онных систем запустить ее не получалось — по­стоянно выскакивало окно с ошибкой. Во-вторых, перед началом работы с гаджетом требовалось установить специальную программу и обновить драйверы, что занимало примерно 15 минут. Но это еще не все — устройство начинало работать только после физического переподключения. И наконец, в-третьих, во время загрузки или скачи­вания файлов время до окончания операции не указывалось. При этом скорость выгрузки оказа­лась довольно низкой. Так, объем данных, загру­женных за 19 минут на канале 20 Мбит/с, скачи­вался порядка 50 минут на канале 100 Мбит/с. Неожиданным неудобством для русскоязычных пользователей стал и полностью англоязычный интерфейс. Иными словами, устройство Flashsafe не имело никаких видимых преимуществ перед уже появившимися к тому времени стандартны­ми облачными сервисами. Но вот цена «беско­нечной флешки» выросла почти в полтора-два раза — теперь она продавалась уже по 3400 рублей. А через некоторое время и по 4199.

26

Утраченная возмож­ность и третья развилка

«Мы закрыли задолженность перед пользовате­лями, разработав продукт и отправив им устрой­ства. Появилось ощущение, что мы как бы вышли в ноль. Люди ежедневно закачивают и скачива­ют гигабайты информации, поступают новые за­явки, мы работаем над исправлением ошибок в программном обеспечении, создаем вторую вер­сию продукта. Все это выглядело как маленькая победа, — вспоминает Чуркин. — Но я понимал, что необходимо двигаться дальше: нужен новый толчок, нужны люди, которым надо платить. То есть нужна еще одна инвестиция, чтобы реали­зовать все эти задачи и начать зарабатывать. По­этому решено было опять обратиться в ФРИИ». Но менеджеры этого фонда уже не испытывали никакого энтузиазма по поводу Flashsafe. «Мне сказали, чтобы я выполнил несколько заданий, а именно прочитал книгу “Спроси маму» и на ее основе сформулировал вопросы и поговорил с нашими пользователями, а также записал их ответы в текстовом и аудиоформате, — расска­зывает Чуркин. — Я решил поговорить с сотней

программу, что я и сделал, почти не рассчиты­вая на успех», — говорит Алексей Чуркин. И, как оказалось, совершенно напрасно. Уже в феврале 2017 года Starta Capital назвал Flashsafe победи­телем в числе десяти других таких же инноваци­онных проектов из Восточной Европы. Все они получили по 130 тыс. долларов, включая расхо­ды на участие в акселерационной программе и переезд в Нью-Йорк. При этом фонд выдвинул жесткое условие: победитель должен был создать дочернюю компанию в США и передать 7% ее капитала Starta Capital (капитализация Flashsafe была оценена примерно в 1,8 млн долларов). «Деньги требовались очень срочно, нужно было выпускать новую партию гаджетов, вкладываться в маркетинг и прочее, поэтому я поехал в США не раздумывая», — вспоминает Чуркин. И хотя основатель Flashsafe полностью выполнил все условия фонда, довольно быстро стало ясно, что выделенных средств недостаточно для развития проекта. Из общей суммы в 130 тыс. долларов на счета американской дочерней структуры «Бесконечной флешки» перевели лишь 20 тыс., остальные 110 тыс. долларов ушли на оплату акселерационной программы. Но самая боль­шая проблема заключалась в том, что продажи Flashsafe на американском рынке оказались исчезающе малы. И, в общем, понятно почему. Именно в это время массовая истерика по пово-

Уже в самом конце лета 2016 года первая версия серийных устройств в необычных треугольных коробках с QR-кодом и над­писью Made in Russia поступила заказ­чикам вместе с комиксом об основате­лях Flashsafe. И почти сразу же вызвала шквал весьма нелестных комментариев и замечаний

клиентов, выполнил все задания. Мне ответили “круто», “огонь» и что я молодец, после чего про­сто-напросто пропали. А все попытки связаться оказались безрезультатны».

Тем не менее найти нового инвестора основа­телю Flashsafe все-таки удалось. Правда, на этот раз уже не в России, а в США. Им стал тот самый американский венчурный фонд Starta Capital. «Его руководитель Екатерина Дорожкина пред­ложила заполнить заявку на акселерационную

ду русских хакеров и их мнимого вмешательства в президентские выборы США охватила едва ли не все американское общество. При таком новос­тном фоне практически любой стартап в сфере безопасности данных с российскими корнями вы­зывал нешуточные подозрения и, как следствие, имел очень мало шансов на успех. Здесь нельзя не сказать о том, что лицом рекламной кампа­нии Flashsafe в Америке одно время выступала Кристина Свечинская, которую местные СМИ окрестили не иначе, как «самой сексуальной де-

27

10%

Источник: СПАРК-Интерфакс

Структура собственности ООО «Бесконечная флешка»

Ленар Халиков

Александр Крысин

ООО «Алотрейд» (инвестор Александр Румянцев)

Алексей Чуркин (основатель)

75%

10%

вушкой-хакером в мире». И хотя ситуация со Све- чинской довольно быстро прояснилась, Flashsafe это уже не помогло. «Тот продукт, который Алексей представил на рынок США, объективно не был востребован местной аудиторией. В этой ситуации нужно было искать какой-то другой сег­мент, сменить фокус, сделав, например, кошелек для криптовалют, чтобы без физического носи­теля никто не смог получить доступ к счету, на котором лежат биткойны. Это имело смысл, тем более что в США пока еще нет таких продуктов. Но дальше слов дело не пошло», — говорит Еле­на Карева. И это лишь полбеды. Как и ФРИИ, ру­ководство акселератора Starta Capital предлагало Чуркину найти эффективного администратора, который взял бы на себя менеджерские функции и позаботился о стратегическом развитии ком­пании. «Мы представили на его рассмотрение как минимум две кандидатуры CEO для амери­канской дочерней структуры — Flashsafe Inc., но Алексею психологически очень сложно было

отдать бразды правления в чьи-то руки. И в ито­ге он отказался, — говорит экс-менеджер Starta Capital. — Глобально масштабировать проект не получилось, поскольку его основатель не был восприимчив к людям, которые его окружали в США, и к тем советам, которые они давали. Если в России он привлекал своим очарованием и вну­тренней энергией, то в Америке на одном шарме далеко не уедешь — там очень быстро деловой разговор переходит в конкретную плоскость. По­тенциальные партнеры задают четкие вопросы: что вы предлагаете? что у вас есть и как вы это будете дорабатывать? Но Алексей не смог на них предметно ответить. А те обещания, которые он давал, по сути не выполнялись».

Сколько именно устройств удалось продать в США, так и осталось загадкой. Известно, что в об­щей сложности участники проекта реализовали немногим менее тысячи флешек, из них как ми­нимум 260 штук в первые два года существова-

28

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Евгений Кузнецов, генеральный директор Orbita Capital Partners:

— Во-первых, для меня как инвестора проект, который начинает слишком активно «светиться» без готового решения, имеющего потребительский юзер-кейс, и по ко­торому есть фидбек, всегда выглядит подозрительно. Когда продукта еще нет, гром­кость всегда вызывает страшное опасение. Вообще, российские стартаперы очень злоупотребляют пиаром.

Во-вторых, в технологических проектах чиновники, какими бы они ни были сим­патичными, никогда не разбираются. Это очень известная вещь, поэтому если за проект начинают агитировать чиновники, то это верный признак, что это слабый проект. Это значит, что стартапер не нашел профильного инвестора, а раз он не нашел профильного инвестора, то, скорее всего, там все плохо. Потому что за проект должны голосовать деньги.

У меня, насколько я помню, в 2014 году уже были и Dropbox, и Google Drive, и Mail.ru, и Yandex, и всё на свете. Поэтому, если бы мне тогда попался такой проект, это, ско­рее всего, был бы проект не столько доступа в облако, сколько секьюритизации до­ступа в облако с любого компьютера. Но сразу возникают вопросы: а насколько там обеспечена безопасность, насколько это вообще надежно, а что будет, если я поте­ряю флешку, значит ли это, что любой ею воспользуется, а если нет, то надо вводить логин и пароль, а если так, то какая разница?

То есть это довольно классический российский стартап, в котором непроверенная продуктовая идея, с непроверенной бизнес-гипотезой была вброшена в ротацию медиамашины с громкими фамилиями, после чего получила оглушительную прес­су, а дальше стала поводом для того, чтобы на эту тему посудачить.

Из кейса также понятно, что основатель не выстроил отношения с командой, не взял нормальных кофаундеров. Это типичные ошибки, которые любой грамотный инве­стор сразу бы зафиксировал.

Одним словом, не надо говорить о проекте до того, пока ты не проверишь бизнес-ги­потезу. А лучший способ проверить бизнес-гипотезу — получить инвестиции от грамотного профильного инвестора. Лучший способ проверки бизнес-гипотезы — сделать так, чтобы в тебя поверил профессионал и дал тебе деньги. Вот тогда можно пиариться, рассказывать, ходить на ток-шоу, показывать продукт премьер-министру и так далее.

29

ния проекта. В конечном счете фонд Starta Capital списал свои инвестиции в Flashsafe, а его осно­ватель вернулся в Россию, где и принял решение закрыть проект. Заметим, что к этому времени практически все партнеры Алексея Чуркина уже перестали заниматься «бесконечной флешкой». А Алексей Крысин, по словам самого Чуркина, и вовсе забрал из офиса в Набережных Челнах все оборудование, включая ноутбук, а также лишил его доступа ко всем исходным кодам, которые

ти со всеми ними основатель проекта общался главным образом по интернету, многих даже не встречал лично и не знал в лицо. А те, кого знал, не смогли сделать эффективно работаю­щий продукт. Исключение здесь лишь програм­мист по имени Игорь из Набережных Челнов, «который помог очень быстро выпустить стабильную версию ПО», так как «Крысин со­всем недотягивал до нужного уровня и не мог закончить продукт». «Алексей Чуркин поменял

«Деньги требовались очень срочно, нужно было выпускать новую партию гаджетов, вкладываться в маркетинг и прочее, по­этому я поехал в США не раздумывая»

были разработаны за все время существования проекта. И хотя правоохранительные органы в конце концов вернули основателю Flashsafe всю технику, возобновлять проект никакого желания у него уже не было. «Я не держу зла на партне­ров и считаю, что сам во всем виноват: от меня отвернулась команда, и это было заслуженно. Не нужно было выкладывать фотки “красивой жизни»в Америке и провоцировать зависть у людей. А главной ошибкой считаю неверное кадровое решение», — заявил Чуркин. Этой же точки зрения придерживается и Александр Румянцев. «Главная ошибка во всей этой исто­рии связана с действиями основателя. Когда он только выходил на рынок, облачные хранили­ща Google или “Яндекса» еще не получили та­кого распространения, как сейчас. И, в принци­пе, у него была возможность создать стартап, который мог бы с ними конкурировать, именно поэтому я и решил инвестировать в проект. Ему не стоило уезжать в США, нужно было разви­вать свой проект в России. Но он, видимо, уже перегорел», — заявил Румянцев.

Еще одна важная проблема проекта Flashsafe — квалификация команды разработчиков и отсутствие должного менеджмента. Ни Алек­сей Чуркин, ни Александр Румянцев не смогли назвать фамилии ключевых программистов, работавших над «бесконечной флешкой». Поч-

несколько команд программистов, что-то делал сам, что-то поручал другим. И в целом сделал то, что обещал: выпустил продукт, обеспечил какие-то продажи. У меня претензий к нему нет. В венчурном бизнесе бывают такие про­машки — это нормальная ситуация», — говорит Румянцев.

И хотя теоретически проект «Бесконечная флешка» еще может быть возобновлен, ника­кого экономического смысла в этом уже нет. Не секрет, что рынок облачного хранения данных во всем мире давно поделен. Львиную его долю занимают такие сервисы, как Google Drive, OneDrive, Dropbox, «Яндекс.Диск» и Mega. При­чем последний предлагает своим клиентам бес­платно хранить в облаке до 50 Гб информации. И это безо всякой абонентской платы. Правда, в том случае если клиент захочет хранить гигант­ский для обычного пользователя объем инфор­мации в 4 Тб, ему придется заплатить порядка 30 евро, или чуть более 2100 рублей. Но это все равно существенно меньше, чем стоил послед­ний вариант «бесконечной флешки». Если три года назад, когда проект Flashsafe только раз­вивался, на привлечение одного клиента тре­бовалось потратить несколько сотен рублей, то сейчас уже это будет стоить более тысячи. «То есть коммерческого смысла в этом нет» — уверен Александр Румянцев.

30

Резюме и развилки

Идея гаджета возникла у Алексея Чуркина — основателя компании. Свой продукт он представлял как USB-флешку, память кото­рой находится в интернете, причем объем памяти не ограничен. Планировалось не только продавать само устройство, но и взимать абонентскую плату за пользование хранилищем.

Первый грант на один миллион рублей Чур­кин получил по программе «Старт» от Фонда содействия инновациям.

Благодаря пиар-компетенциям Алексея Чур­кина проект получил внимание СМИ и инно­вационного сообщества. Основатели проекта продемонстрировали свою флешку пре­мьер-министру России Дмитрию Медведеву, а затем и президенту Владимиру Путину. В 2015 году на «Территории смыслов» проект получил грант в размере 250 тыс. рублей. Тем не менее продукт по-прежнему не имел четкого позиционирования. Основатель ори­ентировался на молодых людей, которые уже пользовались облаками. Он делал акцент на шифрование и безопасность. Однако мно­гие эксперты считали, что необходимо было сделать иной выбор: устройство имело смысл рекламировать с прицелом на старшее поко­ление, которое привыкло к обычным носите­лям памяти.

это же время впервые возник вопрос о сме­

В

не гендиректора: требовался профессионал для выстраивания регулярного менеджмен­та. Алексей Чуркин не решился сделать это. В июле 2016 года венчурный инвестор Алек­сандр Румянцев инвестировал в ООО «Беско­нечная флешка» 500 тыс. рублей, приобретя долю в 10%. Этих денег было достаточно, что­бы закончить разработку и сделать поставки по предзаказам. Но качество флешек оказа­лось ниже ожидаемого.

Следующим инвестором стал американский венчурный фонд Starta Capital: в 2017 году он выделил 130 тыс. долларов, из которых 110 тыс. составляла плата за акселерационную программу в США. Фонд тоже предлагал Чур­кину уступить место CEO и даже предлагал кандидатуры. Но основатель отказался. Еще в этот момент можно было сделать пивот — сменить фокус стартапа, сделав, например, кошелек для криптовалют, чтобы без физи­ческого носителя никто не смог получить доступ к счету, на котором лежат биткойны. Но этого сделано не было. Продажи в США не пошли, как не возникли и стоящие партнер­ства: мешала политика, личностные особен­ности Чуркина и отчасти культурный барьер. Это была последняя серьезная попытка добиться успеха. Но на рынке уже доминиро­вали облачные гиганты. В 2019 году Алексей Чуркин признал поражение и закрыл проект.

Фокусироваться на наи- & более перспективной аудитории — возрастных g клиентах, которым ну- о жен физический носи­тель памяти

Передать пост CEO менеджеру, способному выстроить системную работу над стартапом

Во время пребывания в США сделать пивот и поменять фокус — например, сделать кошелек для криптова люты

старт

Развилка 1

Развилка 2

Развилка 3

Не определили четко приоритетный сег­мент, тратили уси­лия на продвижение продукта на молодую аудиторию, которая уже начинала уходить в облачные хранилища

I

I

I

I

I

| Основатель

не решился нанять CEO и оставить этот пост

I

I

I

I

I

I

I

I

I

I

I

Продолжали работать над продуктом в изначальной

конфигурации

финиш

31

antfiksa

Recent Posts

Тесты Стьюдента для несвязанных переменных

Тесты Стьюдента для несвязанных переменных В медицинских исследованиях наиболее распространенным статистическим проблемой является сравнение двух…

2 недели ago

Лабораторные тесты и диагностические исследования в медицине

Лабораторные тесты и диагностические исследования в медицине КЭТЛИН ДОСКА PAGANA TIMOTHY J. PAGANA 42 иллюстрации…

2 недели ago

Как вы умеете пользоваться информацией, когда читаете?

Языковые элементы. Часть 1. Понимание при чтении. Количество баллов: 20 (5+4+6+5) Как вы умеете пользоваться…

2 недели ago

тест

[WATU 1]

2 недели ago

ГДЗ по английскому языку 2 класс Афанасьева контрольные работы Rainbow страница — 77

Авторы: Афанасьева О. В., Михеева И. В., Баранова К. М. Издательство: Дрофа 2018 Серия: Rainbow…

3 месяца ago

ГДЗ по английскому языку 2 класс Афанасьева контрольные работы Rainbow страница — 76

Авторы: Афанасьева О. В., Михеева И. В., Баранова К. М. Издательство: Дрофа 2018 Серия: Rainbow…

3 месяца ago