Рубрики
Новости

МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА АРМЯН КАРАБАХА: ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ И СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ В 1920-1990-х гг.

Известия Томского политехнического университета. 2011. Т. 318. № 6

УДК 930.85

МАТЕРИАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА АРМЯН КАРАБАХА: ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ И СОХРАНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ В 1920-1990-х гг.

В.А. Пономарёв

Юргинский технологический институт (филиал) ТПУ, г. Юрга E-mail: PWA13@mail.ru

Рассматриваются вопросы материальной и духовной культуры армян Карабаха, а также проблемы развития и сохранения их национального культурного наследия в 1920-1990-х гг.

Ключевые слова:

Культурное наследие, памятники христианства, национальная идуховная дискриминация.

Key words:

Cultural heritage, relicts of Christianity, national and spiritual discrimination.

В жизни каждого народа важное место занима­ет его самобытная культура.

Распространение по всему Армянскому наго­рью одинаковых форм хозяйственной деятельно­сти, обычаев и верований, а также единый мента­литет его обитателей стали основой того, что Кара­бах (Арцах), как и в древности, сегодня составляет с другими областями Армении одно неразрывное целое в культурном, экономическом и лингвисти­ческом отношении [1. С. 22].

Предки нынешних карабахских армян, несмо­тря на непрерывные войны в прошлом, оставили богатое культурное наследие. Это, прежде всего па­мятники христианства, которые распространились в крае (как и в целом в Армении, ставшей, как счи­тается, первой страной мира, принявшей христи­анство в качестве государственной религии) с IV в. от Рождества Христова.

За всю свою историю памятники армянской ис­тории и культуры, само духовное наследие про­шлых поколений карабахских армян не подверга­лось такому неприкрытому разграблению и унич­тожению, как это было в период нахождения края в составе Азербайджанской ССР (1923-1991 гг).

Целенаправленная политика властей АзССР в отношении памятников христианской армян­ской культуры осуществлялась по следующим ос­новным направлениям:

• умалчивание о них в официальных изданиях, справочниках и путеводителях;

• фальсификация этнокультурной и религиозной принадлежности;

• сознательное их разрушение и надругательство над ними;

• поощрение и попустительство кладоискатель- ству (в том числе с применением динамита) и другим актам вандализма (использование храмов в качестве хлева для скота; разборка па­мятников на камни для нужд индивидуального и колхозного строительства и т. п.);

• переделка армянских храмов под мусульман­ские сооружения;

• препятствование проведению восстановитель­ных работ;

• препятствование посещению и изучению па­мятников советскими и иностранными иссле­дователями.

Укрывание многих тысяч памятников армянской истории и культуры способствовало их сознательно­му разрушению. За годы советской власти сотни церквей, часовен, кладбищ были уничтожены — прежде всего, в районах Лачина-Кельбаджара и Се­верного Нагорного Карабаха. Как правило, памят­ники сознательно разрушались, а их обломки, или целые плиты, надгробья использовались в качестве строительных материалов для нужд жителей азер­байджанских и курдских деревень [2. С. 163-164].

Азербайджанскими «зодчими» использовался также принцип «реставрации» армянских храмов путём изменения его внешнего вида. Наглядным примером этому стала армянская церковь Сурб Сар­кис в древнем городе Гандзаке (Елисаветполь, Ки­ровабад, Гянджа). В 1970-х гг она была отреставри­рована таким образом, — к ней сделали пристройки в «восточном» стиле, стёрли со стен армянские над­писи и убрали кресты, — что внешне она стала похо­дить на мусульманскую мечеть [2. С. 165].

Игнорирование памятников материальной культуры армян, датируемых от античности до XIX в., служило одной цели — создать обманчивое мнение, будто до XVIII в. Нагорный Карабах не был заселён армянами [1. С. 32].

На территории края сохранилось значительное количество историко-архитектурных памятников: крепостей, монастырских комплексов, церквей и часовен, мостов, дворцовых сооружений, хачка- ров (надгробных крестов-камней; от армянского «хач» и «кар» — крест и камень) [3. С. 572]. Только на небольшой — 4400 кв. км [4. С. 198] — террито­рии Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), составлявшей чуть более трети террито­рии края в целом, до наших дней сохранилось око­ло 1700 памятников такого рода, а также свыше 1000 единиц настенных и надгробных надписей на древнеармянском языке [5. С. 5].

Среди этих памятников особое место занимают монастыри: сохранившийся до наших дней храм Амарас IV в., заложенный, поданным древнеар­

136

Философия, социология и культурология

мянских источников, Григорием Просветителем — крестителем Армении, при котором в IV в. христи­анство стало государственной религией в стране [3. С. 270]. В середине V в., здесь, в Амарасе, создатель армянской письменности Месроп Маштоц [6. С. 102-103] открыл первую в Армении национальную школу. Храм Гандзасар [3. С. 581-582], построен­ный в XlIl в. на вершине высокой горы близ села Ванк (ныне Мартакертский район Нагорно-Кара­бахской Республики), стал на несколько веков ре­зиденцией карабахского католикосата.

В начале XIX в., после перехода Арцаха из-под власти Персии (Ирана) в состав Российской импе­рии в истории края начался период мирной жизни, который продолжался до 1917 г. Эти годы стали благоприятным периодом не только для хозяй­ственного развития края, но и дали новый импульс развитию жизни духовной. По всему Нагорному Карабаху восстанавливались древние, старые хра­мы, строились новые. В этот период возведены де­сятки новых церквей и храмов, многие из которых отличались оригинальностью и смелыми по тем временам модернистскими архитектурными реше­ниями. В г. Шуше, ставшей центром культурной жизни края, возводятся сразу несколько церквей, в том числе и греко-православная.

Величественная церковь Христа Спасителя (Сурб-Аменапркич) [3. С. 583-585] в г. Шуши — её называют «Казанчецоц» (от имени квартала, в ко­тором она находилась — Казанчи), построенная в 1868-1887 гг., явила собой образец гармонического слияния монументального сооружения с окружаю­щей средой. Эта церковь — крупнейшая из всех ра­нее построенных армянских церквей не только в Закавказье, но и на всей территории Армянского нагорья.

К 1914 г. Карабахская (Арцахская) епархия Ар­мянской Апостольской церкви имела 222 действую­щие церкви и 188 священнослужителей [7. С. 19].

После включения Нагорного Карабаха в состав Азербайджанской ССР духовная жизнь жителей- армян фактически попала под двойной гнёт боль­шевиков-атеистов и националистов из руковод­ства АзССР. Церкви закрывались и намеренно раз­рушались, священники подвергались репрессиям. В своём письме, адресованному Католикосу всех армян Хорену Мурадбекяну, последний предводи­тель Арцахской епархии епископ Вртанес сообщал о сокращающемся числе действующих церквей в Арцахе, уменьшении количества церковнослужи­телей. В 1931 г. в крае оставалось 112 действующих церквей и 18 монастырей, священнослужителей и монахов — 276. После этого письма епископ был арестован и сослан, как и многие другие служители культа [8]. После 1932 г. в крае были закрыты все армянские церкви и монастыри и до 1989 г. в На­горном Карабахе не было ни одного действующего храма [1. С. 32].

Положение не изменилось ни после Великой Отечественной войны, когда И.В. Сталин приоста­новил антицерковные репрессии и сделал некото­

рые послабления для верующих граждан, ни после относительной либерализации советского режима в период постсталинской «оттепели» 1960-х гг.

Католикос всех армян Вазген I (занимал этот пост с 1955 по 1994 гг.) неоднократно обращался к правительству Азербайджанской ССР с просьбой открыть в Нагорном Карабахе хотя бы один храм, но всегда получал отказ [8].

Тем самым, национальная дискриминация, ко­торой подвергалось коренное армянское население Нагорного Карабаха на протяжении всех лет совет­ской власти, сопровождалось и грубой дискрими­нацией в области духовной жизни.

На территории бывшей АзССР памятники ар­мянской культуры составляли абсолютное боль­шинство среди памятников всех культур как исчез­нувших, так и здравствующих народов республики — около 11000 [9] но, в списке охраняемых памят­ников истории и культуры, подлежащих государ­ственной охране, который был утверждён Поста­новлением № 140 от 2 апреля 1968 г. Советом Ми­нистров АзССР, в число 591 памятника вошли все­го 25 армянских. Только из Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) и без указания этни­ческой принадлежности [10. С. 3-4].

В «Атласе Азербайджанской ССР» в одном из разделов не оказалось ни одного памятника ар­мянской старины. Они вообще небыли взяты на учёт, не стояли под охраной государства и за де­сятилетия существования Советской власти не подвергались реставрации [11. С. 206-207]. Тог­да как многие памятники Баку и его предместий, других городов и районов были восстановлены, окружены вниманием и уходом [12. С. 179].

В списке азербайджанских памятников г. Шу­ши, опубликованном в бакинской газете «Зеркало» в 2001 г., перечислены 19 памятников: жилые дома, мечети и два караван-сарая. Из них практически все — второй половины XIX в. Только один из до­мов заявлен памятником XVIII в. [13].

Укрывание многих тысяч памятников армян­ской истории способствовало их сознательному разрушению. За годы советской власти сотни цер­квей, часовен, кладбищ были уничтожены — преж­де всего, в районах Лачина-Кельбаджара и Север­ного Нагорного Карабаха. Памятники сознательно разрушались, а их обломки, или целые плиты, над­гробья использовались в качестве строительных материалов для нужд жителей азербайджанских и курдских деревень.

Массовый характер приняло разграбление, раз­рушение и осквернение храмов в ходе поисков действительных и мнимых кладов. При этом ис­пользовалась взрывчатка.

Один из примеров надругательства над христи­анскими культовыми сооружениями имел место в прилегающем к НКАО Физулинском районе Азербайджанской ССР в начале 1970-х гг. Близ азербайджанского райцентра Физули в ходе земля­ных работ была обнаружена армянская церковь, которая вначале была разграблена, а затем закопа­

137

Известия Томского политехнического университета. 2011. Т. 318. № 6

на. Над ней был насыпан искусственный холм, на вершине которого водрузили надпись «Слава КПСС!» [14].

Армянская интеллигенция в лице деятелей нау­ки и культуры неоднократно обращалась с прось­бами к руководству Азербайджанской ССР обра­тить внимание на исторические и культурные па­мятники армянского народа на территории Азер­байджанской ССР, их плачевное состояние и отказ властей от их реставрации.

В этой связи известно, что Мартирос Сарьян, народный художник СССР, лауреат Ленинской премии и Герой Социалистического Труда также обращался с письмом к Первому секретарю ЦК КП Азербайджана Г.А. Алиеву, где, в частно­сти, сообщалось: «В Нагорном Карабахе, в Нахиче­ванской АССР, в Шаумянском сельском районе и на соседних территориях имеются многочислен­ные памятники — архитектурные шедевры, сыграв­шие большую роль в судьбе армянского народа. …К сожалению, до сих пор ничего или почти ниче­го не предпринималось для того, чтобы сохранить наши памятники» [15. Л. 53-55]. Г Алиев, получив письмо всемирно известного художника, оставил его без ответа [12. С. 179].

Таким образом, богатое культурное наследие, полученное карабахскими армянами от своих пред­ков, сохранялось и развивалось, несмотря на про­тиводействие властей советского Азербайджана.

Годы подъёма национально-освободительного движения (1988-1990 гг.), Армяно-азербайджан­ской (Арцахской) войны 1991-1994 гг., борьбы за независимость [16. Л. 63-64] и установление го­сударственного суверенитета [17. С. 88-89] Нагор­ного Карабаха были особенно тяжелы, полны труд­ностей и лишений. Они наложили свой, особый отпечаток на развитие культуры края.

В Постановлении ЦК КПСС и Совета Мини­стров СССР «О мерах по ускорению социально­экономического развития Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР в 1988-1995 гг.», принятом 24 марта 1988 г. [18] со­держался пункт, касающийся культурного насле­дия Карабаха (Арцаха). В Постановлении, в част­ности, отмечалось: «Разработать и осуществить комплекс мероприятий по дальнейшему проведе­нию работ по реставрации и восстановлению па­мятников истории и культуры, находящихся на территории Нагорно-Карабахской автономной области, имея в виду привлекать к этим работам армянских мастеров-специалистов по реставра­ции» [18. Пункт 3].

На основании этого пункта Постановления в Главном управлении по охране и использованию памятников истории и культуры при Совете Ми­нистров Армянской ССР была развёрнута работа по уточнению списков памятников армянской ар­хитектуры в Нагорном Карабахе и Нахичевани. Планировалось в 1988-1995 гг. провести реставра­цию, восстановление и консервацию около 100 ис­торико-культурных памятников Арцаха.

Такое решение вопроса означало официальное признание факта, что христианские храмы на тер­ритории Нагорного Карабаха имеют армянское происхождение. Это противоречило официальной политике Баку, заявлявшей в далеко идущих целях о «пришлости» армян в регионе и открывало ре­альную перспективу возрождения духовной жизни карабахских армян, что было неприемлемо для ру­ководства Азербайджанской ССР.

Поэтому эти предложения встретили категори­ческий отказ со стороны Министерства культуры АзССР. В официальном ответе министерства на предложения армянских специалистов говори­лось: «Предложение о создании комплексной экс­педиции для изучения памятников истории и куль­туры, находящихся на территории НКАО АзССР, на наш взгляд, противоречит положению о при­надлежности союзной республике всех находящих­ся на её территории памятников независимо от их национальной принадлежности, и в условиях сло­жившихся межнациональных отношений в регио­не в настоящее время, не будет способствовать ста­билизации обстановки» [9]. После принятия По­становления от 24 марта 1988 г., в Министерстве культуры АзССР была развёрнута работа по фаль­сификации принадлежности памятников Арцаха.

Во время Армяно-азербайджанской (Арцах­ской) войны 1991-1994 гг. сильно пострадали хра­мы и иные памятники архитектуры в пригранич­ных населённых пунктах Аскеранского, Гадрутско- го и Мартунинского районов НКР, подвергавшихся обстрелам азербайджанской артиллерии, авианалё­там. Некоторые из этих сёл оказались в зоне боёв, временно находились под азербайджанской окку­пацией, сопровождавшейся разрушением зданий, культовых сооружений, осквернением кладбищ.

В ходе боевых действий азербайджанские вой­ска регулярно подвергали ракетно-бомбовым и ар­тиллерийским ударам города и сёла края; удары це­ленаправленно наносились и по храмам. Летом 1992 г. бомбардировке 500-килограммовыми бом­бами с боевых самолётов подвергся храм Гандза- сар, — был разрушен ряд строений храмового ком­плекса, по чистой случайности сам храм не постра­дал [2. С. 180].

Невозможно точно подсчитать размер ущерба, который понесли материальные памятники хри­стианской армянской культуры Карабаха в ходе Армяно-азербайджанской (Арцахской) войны. Шаумянский район полностью, а Мартакертский и Мартунинский районы НКР — частично заняты войсками Азербайджана. Известно, что потери эти огромны и во многом невосполнимы.

В эти полные трагизма годы массовых погромов и депортаций, армянский народ в Нагорном Кара­бахе не потерял своей национальной самобытно­сти и не растворился на большой территории куль­турного пространства. Он, в очередной раз, выжил, и сохранил для своих потомков огромный пласт культурных ценностей накопленных за многие столетия их героическими предками.

138

Философия, социология и культурология

На территории, контролируемой властями На­горно-Карабахской Республики, духовная жизнь возрождается повсеместно. Силами населения, при поддержке властей НКР, помощи благотвори­тельных организаций Республики Армения, ар­мянской диаспоры и некоторых международных организаций восстанавливаются и открываются ранее отобранные и заброшенные храмы.

В НКР действует возглавляемая архиепископом Паргевом Мартиросяном Арцахская епархия Ар­мянской Апостольской церкви [3. С. 507]. В г. Шу­ши при епархиальном центре открыты специаль­ные учебные заведения для детей. В открывающие­ся церкви направляются священнослужители. Ря­дом с монастырским комплексом храма Гандзасар закончено строительство семинарии. Немалая за­слуга в этом зарубежных религиозных организаций и объединений. В храмах и церквях можно видеть всё больше людей, особенно в дни Праздников.

Важно то, что на занятых в ходе военных дей­ствий исторических территориях Арцаха, ранее

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. НКР: путь к вершинам / под ред. Н.Р. Мелкумяна. — Степан­акерт: Изд-во МИД НКР, 2001. — 248 с.

2. Мелик-Шахназаров А.А. Нагорный Карабах: факты против лжи. Информационно-идеологические аспекты нагорно-кара­бахского конфликта. — М.: Волшебный фонарь, 2009. — 768 с.

3. Саркисян С.Т Энциклопедия Арцах-Карабаха. 2-е изд., испр. и доп. — СПб.: Издательский дом «Петрополис», 2007. — 626 с.

4. Алиев А. Нагорно-Карабахская автономная область // Боль­шая Советская Энциклопедия. — М.: Советская энциклопе­дия. — 1974. — Т 17.

5. Мкртчян Ш. Историко-архитектурные памятники Нагорного Карабаха. — Ереван: Парберакан. — 1989. — 360 с.

6. Абегян М. Месроп Маштоц // Большая Советская Энциклопе­дия. — М.: Советская энциклопедия. — 1974. — Т 16.

7. Нагорный Карабах — историческая справка. — Ереван: Изд-во АН Армянской ССР. — 1988. — 94 с.

8. Колокола Арцаха. Беседа с епископом Арцахским Паргевом Мартиросяном // Коммунист. — 1990. — 30 марта.

9. Барсегян Л., Григорян А. Отношение к прошлому — залог буду­щего // Коммунист. — 1989. — 7 окт.

10. Тер-Арутюнян А. Но они не много успеют // Армянский вест­ник. — 1991. — №3 (17). — Февр.

11. Атлас Азербайджанской ССР / Важнейшие историко-архитек­турные памятники древности и средневековья / под ред. И.К. Абдулаева и К.К. Гюля. — М.-Баку: Фабрика № 2 ГУГК, 1963. — 213 с.

практически недоступных для армянских исследо­вателей, — прежде всего в Лачино-Кельбаджарском регионе — выявлены, взяты на учёт сотни памятни­ков армянской христианской культуры.

Известный исследователь памятников армян­ской архитектуры С. Карапетян в ходе многолет­них полевых исследований (1970-1980-е гг.) в этом и других регионах Нагорного Карабаха провёл об­меры, описи и фотографирование этих памятни­ков. В результате этой кропотливой работы на средства международной Организации по изу­чению армянской архитектуры, был издан спе­циальный труд на английском, армянском и рус­ском языках [19].

Сегодня система культуры Нагорно-Карабах­ской Республики охватывает государственный дра­матический театр, государственные ансамбли, би­блиотеки, дома культуры, дворец молодёжи, клу­бы, музеи, картинные галереи, музыкальные шко­лы, школу искусств и историко-архитектурные па­мятники [1. С. 32].

12. Карабахский экспресс. — 2006. — № 2-3 (6-7). — Апр.-сент.

13. Фатулла Ф. Наследство тюрков в услужении у армян // Зерка­ло. — 2001. — 7 сент.

14. Атаян Р. Хоронили… церковь // Советакан Айастан (г. Ереван). — 1988. — 14 июня.

15. Письмо Мартироса Сарьяна Гейдару Алиеву / ААООВИАП (Арх. Армянского общества по охране и восстановлению исто­рико-архитектурных памятников). Ф. 892. Оп. 1. Д. 461.

16. Декларация о провозглашении Нагорно-Карабахской Респу­блики 2 сент. 1991 г. / ГА НКР (Гос. арх. Нагорно-Карабахской Республики). Ф. 1. Оп. 2. Д. 309. Св. 28.

17. Декларация о государственной независимости Нагорно-Кара­бахской Республики 6 янв. 1992 г / Статус Нагорного Караба­ха в политико-правовых документах и материалах // Библио­тека центра русско-армянских инициатив. — Ереван, 1995. — 100 с.

18. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О ме­рах по ускорению социально-экономического развития На­горно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР в 1988-1995 гг» от 24 марта 1988 г. // Известия. — 1988. — 25 марта.

19. Карапетян С. Памятники армянской культуры в зоне Нагор­ного Карабаха. — Ереван: Гитутюн, 2000. — 240 с.

Поступила 17.11.2010 г.

139

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *