Рубрики
Новости

Перевал Дятлова и непонятная гибель девяти свердловских туристов в феврале 1959 года

№122 (19174)

СУББОТА 7 НОЯБРЯ 2020 ГОДА

город Королёв • газета «калининградская правда»

КАЛИНИНГРАДКА

4

ВЕРСИЯ

ВЛАДИМИР МАЛЫХ, КРАЕВЕД

Перевал Дятлова и непонятная гибель девяти свердловских туристов в феврале 1959 года — эта тема вот уже много лет не сходит со страниц СМИ и экранов телевидения. Сколько было представлено вариантов гибели молодых людей, и все они, по-моему, уводят читателя в сторо­ну от главной версии. Это или внеземные цивилизации, потусторонние силы, или всемогущий КГБ и снежная лавина!

А решение лежит прямо на поверхности.

Для того чтобы лучше понять эту пробле­му, давайте вспомним обстановку в мире и в СССР конца 50-х годов прошлого века. На этот отрезок времени приходится страшная Кыштымская трагедия (первая в СССР ра­диационная чрезвычайная ситуация техно­генного характера, возникшая 29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк»), кото­рая до сих пор то там, то здесь даёт о се­бе знать. Сюда следует отнести и работаю­щие с радиоактивными материалами пред­приятия Новоуральска и Свердловска. Идём дальше. В 1958 году наши военные сдали в эксплуатацию северный ракетный полигон в Плесецке (Архангельская область). Рядом с ним (ну, конечно, в масштабах нашего Се­вера) были построены ракетные шахтные комплексы. Наконец, на ядерном полигоне на Новой Земле начались испытания (под­водные, надводные, воздушные, подземные) различных атомных бомб. Это здесь готови­лись взорвать хрущёвскую «Кузькину мать»! Всё это естественным образом интересова­ло американцев. А тут ещё последовало вы­ступление главы СССР в ООН с инициативой о подписании международного соглашения о запрещении испытаний ядерного оружия в трёх сферах: в атмосфере, под водой и в космическом пространстве. Частично свой интерес американцы хотели удовлетво­рить с помощью полётов высотных самолё­тов-разведчиков U-2. Надо признать, что до поры до времени им это сходило с рук. Од­нако уничтожение под Свердловском само­лёта U-2, пилотируемого Пауэрсом, и после­дующее заявление советского правитель­ства поставили на этом точку.

Всё же Америка так просто от своих пла­нов не отказалась. Была подготовлена дру­гая разведывательная программа. Осно­ву этой программы ещё в 1955-1956 го­дах составили автоматические дрейфую­щие аэростаты (АДА) различных размеров и разной грузоподъёмности. Учёные-метео­рологи задолго до этого обнаружили, что в верхних слоях атмосферы земли «дуют» сильные ветры, так называемые струйные течения. Как правило, они возникают на разных высотах от 15 — 20 км до 30 — 35 км и «дуют» постоянно в одних и тех же на­правлениях, слоями. Сначала американ­цы стали использовать такие дрейфующие аэростаты для доставки пропагандистских листовок (в Китай). Затем, по мере совер­шенствования техники, стали подвеши-

АЭРОСТАТ ШАРОВИДНОЙ ФОРМЫ. ОН ПО ЭКВАТОРУ ИМЕЛ НЕСКОЛЬКО СИГНАЛЬНЫХ ЛАМП, ПОЭТОМУ ПРИ НАБЛЮДЕНИИ СБОКУ БЫЛ ПОХОЖ НА ЛЕТАЮЩУЮ ТАРЕЛКУ (НЛО)

вать к аэростатам фотоаппаратуру и аппа­ратуру для исследования состава воздуха (определение последствий атомных взры­вов), а также для наблюдения за радиоло­кационными станциями и записи сигналов этих станций, и даже для радиоперехватов различных переговоров. Шары стали осна­щаться дополнительной радиоаппаратурой, работающей в коротковолновом диапазо­не, которая позволяла определять место­нахождение шара, а также управлять им по высоте. Предполагалось, что такой шар мо­жет пролететь над всей территорией СССР и опуститься, например, в Охотском или Японском море. Специально для этой цели в составе бортовой аппаратуры находился баллон со специальным красителем, кото­рый при соприкосновении с поверхностью земли или воды взрывался и создавал во­круг себя оранжевый круг, хорошо замет­ный с воздуха. Интенсивность запусков та­ких шаров была незначительной. Порой это были просто метеорологические шары для изучения верхних слоёв атмосферы Земли.

В 1958-1959 годах на территорию СССР был осуществлён второй массовый запуск американских шаров-разведчиков. Они под­нимались на высоты, где были недоступны для истребителей и других средств противо­воздушной обороны. Это были более совер­шенные шары, и запускались они теперь с территорий Германии, Норвегии, Италии, Тур­ции и Финляндии. Дрейф проходил на высо­тах до 32 км со скоростью движения потока воздуха (струйное течение) до 200 км/час. Разведка местности производилась с помо­щью широкоугольных длиннофокусных ап­паратов от западных границ нашей страны до Тихого океана. В заданном районе они сбрасывались и подбирались специаль­но посланными командами. В общей слож­ности (по данным службы ПВО страны) до 1956 года было запущено в нашу сторону свыше 3000 таких аэростатов различной комплектации. За 20 лет, то есть до 1977 го­да, службой ПВО было зарегистрировано 4112 таких шаров, из них было сбито или посажено всего 793 аэростата.

Что из себя представляли подобные аэ­ростаты? Оболочка шара изготовлялась из специальной эластичной радиопрозрачной

«

ДНЕВАЛЬНЫЙ МЕЩЕРЯКОВ ЗАМЕТИЛ БОЛЬШОЕ ОГНЕННОЕ КОЛЬЦО, КОТОРОЕ В ТЕЧЕНИЕ 20 МИНУТ ДВИГАЛОСЬ НА НАС, СКРЫВШИСЬ ЗАТЕМ ЗА ВЫСОТОЙ 880. ПЕРЕД ТЕМ КАК СКРЫТЬСЯ ЗА ГОРИЗОНТОМ, ИЗ ЦЕНТРА КОЛЬЦА ПОЯВИЛАСЬ ЗВЕЗДА, КОТОРАЯ ПОСТЕПЕННО УВЕЛИЧИВАЛАСЬ ДО РАЗМЕРА ЛУНЫ, СТАЛА ПАДАТЬ ВНИЗ, ОТДЕЛЯЯСЬ ОТ КОЛЬЦА. НЕОБЫЧНОЕ ЯВЛЕНИЕ НАБЛЮДАЛ ВЕСЬ ЛИЧНЫЙ СОСТАВ, ПОДНЯТЫЙ ПО ТРЕВОГЕ

ДОКУМЕНТ ИЗ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, ЛИСТ 260 СООБЩЕНИЕ ГРАЖДАНИНА АВЕНБУРГА, 31.03.59 г.

»

пластмассы сотовой конструкции, как пра­вило, объёмом 11 500 куб. м и заполнялась газообразным гелием. Некоторые шары це­левого назначения имели больший объём, например до 120 тысяч куб. м. Поверхность окрашивалась белой или серебристой крас­кой. Среди них были и совершенно про­зрачные шары. Форма их была шаровид­ная или каплевидная. В нижней части на ка­проновом шнуре подвешивалась балка, к которой крепилась вся необходимая аппа­ратура. Комплектация аппаратуры и её со­став определялись целями разведки, кото­рые были поставлены этому запуску. Но, как правило, на каждом шаре была установле­на фотокамера, которая экспонировала зем­ную поверхность на плёнку, что позволяло получить высокое качество изображения. В составе была приёмо-передающая корот­коволновая радиоаппаратура и высотомер, которые осуществляли привязку фотосним­ков к географическим координатам местно­сти. Если программа пуска требовала дру­гие данные, то на балку крепились специ-

ПЕРЕВАЛ

альные радиоприёмники, которые обеспе­чивали приём кодированных программ, за­пись сигналов наземных радиолокаторов систем ПВО или радиоперехват разговоров. Если была поставлена задача определения результатов проведённых атомных взрывов, то устанавливались специальные прибо­ры-анализаторы для оперативного радиа­ционного мониторинга состава атмосферы.

Источник электроснабжения (электрохи­мический аккумулятор) обеспечивал аппа­ратуру электроэнергией в течение месяца, а если надо было больше, то на раме уста­навливались солнечные батареи. Вот такой состав аппаратуры был почти на каждом АДА. Но я специально оставил в заключе­ние этого описания последний главный при­бор, который достался для изучения одно­му нашему градообразующему предприя­тию с целью дальнейшего использования конструкции в наших разработках, — это программное устройство. Мы его называли программник, он управлял включением-вы­ключением той или иной аппаратуры шара. Эти включения следовали строго по време­ни. В принципе ничего сложного он из се­бя не представлял, на первых образцах на­ших баллистических ракет, да и у других ра­кет (малой дальности, зенитных ракет), были установлены подобные программники, ко­торые управляли полётом. Основной частью этого устройства был двигатель постоянного тока с регулятором оборотов, который обес­

печивал стабильные обороты оси. На ось двигателя закреплялось несколько металли­ческих кулачков, имеющих выступ. При вра­щении кулачка выступ нажимал на контакт­ную группу, которая подавала электропита­ние на соответствующее реле. При срабаты­вании реле её контакты посылали электро­сигнал на соответствующий исполнитель­ный механизм шара: затвор фотоаппарата,

включение датчика, включение радиоаппа­ратуры, включение высотомера и т д. Сколь­ко было команд, столько было кулачков на оси двигателя и столько же было предусмо­трено реле. Часть реле находилась в герме­тичном корпусе. Помню, что эти реле нас за­интересовали, и образцы были переданы на завод с целью их воспроизведения, по­скольку они оказались меньше и легче на­ших. Где-то в гараже у меня в разных дета­лях ещё осталось несколько штук таких ре­ле, но уже нашего, советского производства!

Этот программник включался по радио­команде или от специального фотоэлемен­та, который распознавал дневное и ночное время суток. Фотоаппарат экспонировал изображение на специальную плёнку ши­риной 35 или 70 мм, запас плёнки состав­лял 9600 м. Кадр на плёнке охватывал по­верхность в радиусе 80 км.

Этот второй массовый запуск шаров-шпи­онов не прошёл так бесследно, как первый. 4 сентября 1958 года газеты «Правда» и «Известия» опубликовали текст ноты СССР, в которой, в частности, говорилось:

«За последнее время в воздушном про­странстве СССР выявлено несколько воз­душных шаров с подвешенной к ним аппа­ратурой, которая включает в себя авто­матические дрейфующие фотокамеры для аэрофотосъёмки местности, приёмопере­дающую аппаратуру и т. п.».

Потом в ноте указывалось, что вся уста­новленная аппаратура изготовлена в про­мышленных масштабах и имеет ярлыки и обозначения, позволяющие утверждать, что она изготовлена в США!

Кстати, программное устройство и фо­тоаппаратуру с найденных шаров переда-

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *