Рубрики
Новости

ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО МАНИПУЛИРОВАНИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ СЕТИ FACEBOOK

УДК 32.019.51

ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО МАНИПУЛИРОВАНИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ СЕТИ FACEBOOK

А. В. Курилкин

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

Поступила в реакцию 12 марта 2019 г.

Аннотация: в статье рассматривается вопрос об использовании различных механизмов работы соци­альной сети Facebook для проведения информационно-психологических операций. Автор приходит к вы­воду, что в настоящее время в социальной сети Facebook представляется возможным четко выделять целевую аудиторию и воздействовать на нее различными инструментами информационно-психологических операций.

Ключевые слова: Facebook, информационно-психологическая операция, манипуляция.

Abstract: this paper examines the question about the use of various mechanism of Facebook for information and psychological operations. The author comes to the conclusion that at the present time in the social network Face­book it is possible to clearly identify the target audience and influence it with various information and psycho­logical methods.

Key words: Facebook, information operation, psychological operation, manipulation.

Непрекращающаяся с 2016 г. по настоящее время череда политических скандалов, связанная с соци­альной сетью Facebook, продемонстрировала ряд уязвимостей социальной сети и широкие возмож­ности проведения информационно-психологических операций.

На сегодняшний день проблема манипулирования настроениями и предпочтениями пользователей в Интернете в целом и в Facebook в частности доста­точно популярна в американских исследовательских кругах, но внимание западных исследователей при­ковано к проблеме борьбы в киберпространстве [1; 2], fake-news [3; 4] и хакерским атакам [5; 6]. В отече­ственной же политической науке данный вопрос исследуется в рамках более общей темы информаци­онно-психологических операций [7; 8], информаци­онно-психологического воздействия [9-12], предвы­борной агитации [13], политической психологии [14], защиты от нежелательной информации в Интернете [15; 16].

В то же время вопросы информационно-психо­логического воздействия в самой массовой на сего­дняшний день социальной сети мира и одной из са­мых популярных социальных сетей на постсоветском пространстве изучены недо статочно, особенно с учетом раскрывшейся в последнее время информа­ции. При этом публикации зарубежных ученых на тему манипулирования пользователями социальных сетей зачастую политически ангажированы.

Автор данной статьи ставит перед собой несколь­ко задач: изучить методы формирования информаци­онного потока для конкретного пользователя и меха­низмы выделения целевой аудитории для проведения рекламной кампании; оценить роль преднамеренно­го размещения и продвижения поддельных инфор­мационных и пропагандистских сообщений для ин­формационно-психологического воздействия на пользователей.

Утечки данных и выделение целевой аудитории информационно-психологической операции

За 15 лет существования в социальной сети Face­book зарегистрировалось более двух миллиардов пользователей, причем во многих западных странах эта соцсеть является самой популярной. По данным социологических опросов, для значительного числа американцев именно Facebook служит главным ис­точником новостей.

Более того, изменения на рынке СМИ, произо­шедшие в результате стремительного развития Ин­тернета и IT-технологий, заставили многие издания перейти в онлайн и социальные сети.

Вследствие этого изменился рынок рекламы, и для социальных сетей он стал основным источником заработка. Facebook, как и многие другие соцсети, поставляет данные сторонним компаниям для раз­мещения рекламы [17].

Помимо этого, социальная сеть позволяет соби­рать данные и сторонним компаниям. Первым этой возможностью в политических целях воспользовался

© Курилкин А. В., 2019

ВЕСТНИК ВГУ СЕРИЯ: ИСТОРИЯ. ПОЛИТОЛОГИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. 2019. № 2

69

А. В. Курилкин

предвыборный штаб тогда еще кандидата в президен­ты Барака Обамы в 2008 г.

Разработанное по заказу предвыборного штаба приложение для сторонников Обамы собирало лич­ные данные как о собственных пользователях, так и об их друзьях в Facebook. При этом, как рассказала бывшая сотрудница предвыборного штаба Обамы [18], в 2008 г. скандала не случилось из-за того, что многие сотрудники соцсети поддерживали кандида­туру Обамы и по факту закрыли глаза на утечку данных.

В 2018 г. стало известно об утечке данных 87 мил­лионов человек [19; 20]. Сбор данных через различ­ные развлекательные приложения организовала британская консалтинговая компания Cambridge Analytica для более точного размещения политиче­ской рекламы в поддержку кандидатуры Дональда Трампа в президентской гонке.

Аналогичные инструменты, по мнению ряда за­падных специалистов, использовались и во время агитационной кампании в Великобритании перед референдумом о выходе из Евросоюза и в ряде евро­пейских стран в период выборов. Таким образом, на сегодняшний день, несмотря на попытки Facebook ограничить доступ к персональным данным, данные пользователей доступны для получения сторонними организациями.

Личные данные нужны были во всех случаях для более точного таргетирования и определения как по­литических предпочтений, так и интересов пользо­вателя с целью продвижения определенных реклам­ных постов в его «ленте новостей». Стоит отметить, что Facebook разработал достаточно подробный ме­ханизм маркировки пользователей — каждому зареги­стрировавшемуся в социальной сети присваивается как минимум 96 рекламных тегов [21]. При этом они необязательно носят коммерческий характер — летом 2018 г. стало известно [22], что поисковые алгоритмы соцсети отметили тегом «treason» (т. е. измена роди­не) профили 65 тысяч россиян. Впоследствии компа­ния заявила, что данный тег удален, однако вопрос о причинах появления такой метки остался без ответа.

Широкие возможности рекламных механизмов Facebook, а также возможность получить личные данные пользователей значительно упрощают под­готовку информационно-психологической операции, а также позволяют более эффективно размещать агитационные и пропагандистские материалы для воздействия на целевую аудиторию операции.

Отсутствие четкой верификации рекламодате­лей и зачастую отсутствие контроля за аномальным ростом подписчиков публичных страниц позволяет проводить операции под «чужим флагом» на про­сторах социальной сети. Ярким примером подобной

операции является «Алабамский эксперимент» [23].

В 2017 г. американские СМИ сообщали, что кан­дидата от партии Республиканцев Роя Мура в соци­альных сетях продвигают аккаунты «российского происхождения». В итоге общественное мнение склонилось на сторону его соперника, кандидата от партии демократов, Дага Джонса.

Спустя год, в декабре 2018 г., стало известно, что никакие «русские тролли» кандидатуру республикан­ца не поддерживали, а продвигающие Роя Мура ак­каунты были созданы в рамках секретного экспери­мента Twitter и Facebook. Свои извинения принес и финансировавший работу New Knowledge миллиар­дер Рид Хоффман.

Как объяснили в Facebook, эксперимент прово­дился с целью сбора эмпирических данных для ана­лиза якобы имевшего места вмешательства Россий­ской Федерации в президентские выборы в США. Однако по факту компания самостоятельно вмеша­лась в предвыборный процесс и использовала меха­низмы «черного пиара» для воздействия на избира­телей.

Спустя несколько месяцев после завершения вы­боров и поражения Мура представители социальной сети заявили, что особого влияния на избирательный процесс эксперимент не оказал, но признали, что компания провела «операцию под чужим флагом» — один из классических элементов информационно­психологической войны.

Действия модераторов социальной сети в отно­шении материалов СМИ также можно назвать анга­жированными — в частности, в разгар скандала с «fake-news» и якобы имевшего место вмешательства России в президентские выборы в США руководство социальной сети попыталось составить список «до­стоверных» и «качественных» СМИ, но в итоге под­верглось критике за выбор изданий преимуществен­но левой идеологии и игнорирование изданий право­го политического толка. При этом в отношении ряда СМИ руководство социальной сети занимает жесткую позицию и удаляет все аккаунты, связанные с работой средств массовой информации — в частности, подоб­ной цензуре подверглись страницы российского ин­формационного агентства Sputnik, американского ресурса InfoWars и украинского журналиста и блоге­ра Анатолия Шария.

Важным фактом является и то, что сам механизм формирования ленты новостей пользователя приво­дит к возникновению «эхо-камеры» [24] и, в конце концов, благодаря алгоритмам социальной сети, конкретный пользователь получает только информа­цию, соответствующую его точке зрения, и не может сформировать более-менее полноценную картину

70

ВЕСТНИК ВГУ СЕРИЯ: ИСТОРИЯ. ПОЛИТОЛОГИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. 2019. № 2

Проблемы информационно-психологического манипулирования в пространстве сети facebook

происходящего и, следовательно, укореняется в на­вязанных ему однажды взглядах и установках.

В итоге легкодоступность личных данных поль­зователей вкупе с развитым механизмом таргетиро­вания пользователей, как показал опыт избиратель­ных кампаний в США, позволяет создавать и про­двигать для целевых групп информационно-психо­логической операции необходимые материалы. Важным при этом является тот факт, что, однажды «лайкнув» подобный материал, пользователь будет в дальнейшем получать аналогичный контент благо­даря алгоритму формирования ленты новостей и, таким образом, укореняться в навязываемой ему по­зиции. При этом, как показывает опыт «Алабамского эксперимента», преднамеренное искажение инфор­мации позволяет создавать информационные поводы для публикаций в СМИ, которые потом, в связи с активной SMM-политикой современных СМИ, раз­мещаются на пространстве социальной сети.

В целом же, политическая предвзятость руковод­ства социальной сети, легкодоступность личных данных пользователей и широкие возможности про­ведения политических рекламных кампаний и про­движения нужной информации в социальной сети, а также развитой механизм таргетирования пользова­телей приводят к тому, что пространство социальной сети легко может использоваться и используется для проведения информационно-психологических опе­раций.

ЛИТЕРАТУРА

1. World War Web / ed. G. Rose // Foreign Affairs. — 2018. — № 97.

2. The future of war / ed. J. Tepperman // Foreign Poli­cy. — 2018. — № 4.

3. Vosoughi S. The spread of true and false news online / Soroush Vosoughi, Deb Roy, Sinan Aral // Science. — 2018. — № 359.

4. Kornbluh K. The Internet’s Lost Promise / K. Korn- bluh // Foreign Affairs. — 2018. — № 97.

5. Buchanan B. The Cybersecurity Dilemma : Hacking, Trust, and Fear Between Nations / B. Buchanan. — Oxford University Press, 2017.

6. Clark R. A. Cyberwar. The Next Threat to National Security and What to Do About It / R. A. Clark, R. K. Knake. — Ecco, 2013.

7. Манойло А. В. Основы теории современных ин­формационных войн / А. В. Манойло // Информацион­ные войны. — 2017. — № 4 (19).

8. Павлова М. П. Социальные медиа и сети — новые инструменты для террористических организаций / М. П. Павлова // Информационные войны. — 2017. — № 4 (19).

9. Володенков С. В. Интернет-технологии как инстру­мент воздействия на современные национальные по­

литические режимы / С. В. Володенков // Дискурс-Пи. — 2017. — Вып. 28, № 3.

10. Володенков С. В. Интернет-технологии как со­временный инструмент виртуализации массовой по­литической реальности / С. В. Володенков // Вестник Московского университета. Сер. 12: Политические на­уки (ранее: Теория научного коммунизма; Социально­политические исследования). — 2017. — № 2.

11. Володенков С. В. Потенциал и особенности тех­нологий интернет-пропаганды в современном полити­ческом управлении / С. В. Володенков // Информацион­ные войны. — 2017. — № 2 (42).

12. Ромашкина Н. П. Социальные сети : новые воз­можности или угрозы? / Н. П. Ромашкина // Информа­ционные войны. — 2017. — № 3 (43).

13. Роговский Е. Выборы США : успех технологиче­ских инноваций / Е. Роговский // Международная жизнь. — 2017. — № 3.

14. Евгеньев Т. В. Психологические особенности формирования оппозиционной повестки в сети Интер­нет / Т. В. Евгеньев, В. А. Губченко // Политическая наука. — 2017. — Спецвыпуск.

15. ТумбинскаяМ. В. Системный подход к обеспече­нию защиты от нежелательной информации в социаль­ных сетях / М. В. Тумбинская // Вопросы кибербезопас­ности. — 2017. — № 2 (20).

16. Чесноков В. О. Применение алгоритма выделения сообществ в информационном противоборстве в соци­альных сетях / В. О. Чесноков // Вопросы кибербезопас­ности. — 2017. — № 1 (19).

17. Dance G. J. X. As Facebook Raised a Privacy Wall, It Carved an Opening for Tech Giants / G. J. X. Dance, M. LaForgia, N. Confessore // The New York Times. — Mode of access: https://www.nytimes.com/2018/12/18/technolo- gy/facebook-privacy.html

18. Davidsen C. Personal twitter account / C. Davidsen // Twitter. — Mode of access: https://twitter.com/cld276/ status/975568130117459975

19. Хабибрахимов А. Facebook сообщила об утечке данных 87 млн пользователей в скандале с Cambridge Analytica / А. Хабибрахимов // VC.RU. — Режим доступа: https://vc.ru/flood/35815-facebook-soobshchila-ob-utechke- dannyh-87-mln-polzovateley-v-skandale-s-cambridge- analytica

20. Грассегер Х. Как Big Data и пара ученых обе­спечили победу Трампу и Brexit / Х. Грассегер, М. Кро- герус ; пер. The Insider. — Режим доступа: https://theins. ru/politika/38490

21. Devey C. 98 personal data points that Facebook uses to target ads to you / C. Devey // The Washington Post. — Mode of access: https://www.washingtonpost.com/news/ the-intersect/wp/2016/08/19/98-personal-data-points-that- facebook-uses-to-target-ads-to-you/?noredirect=on&utm_ term=.b08ea5abfba5

22. Facebook labels Russian users as ‘interested in trea­son’ // The Guardian. — Mode of access: https://www.the-

ВЕСТНИК ВГУ СЕРИЯ: ИСТОРИЯ. ПОЛИТОЛОГИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. 2019. № 2

71

А. В. Курилкин

guardian.com/technology/2018/jul/11/facebook-labels- russian-users-as-interested-in-treason

23. Shane S. Secret Experiment in Alabama Senate Race Imitated Russian Tactics / S. Shane, A. Blinder // The New York Times. — Mode of access: https://www.nytimes. com/2018/12/19/us/alabama-senate-roy-jones-russia.html

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

Курилкин А. В., выпускник аспирантуры факультета государственного управления

E-mail: anton.kurilkin@gmail.com

24. Поцелуев С. П. О факторах политической ради­кализации в сетевой коммуникации посредством «Эхо- камер» / С. П. Поцелуев, Т А. Подшибякина // Научная мысль Кавказа. — 2018. — № 2.

Moscow State University named after M. V. Lomonosov

Kurilkin A. V., Post-graduate Student of the School of Public Administration

E-mail: anton.kurilkin@gmail.com

72

ВЕСТНИК ВГУ СЕРИЯ: ИСТОРИЯ. ПОЛИТОЛОГИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. 2019. № 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *