Рубрики
Новости

СОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН

ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ПРИКЛАДНОЙ И НЕОТЛОЖНОЙ ЭТНОЛОГИИ

№ 203

А.Е. ТЕР-САРКИСЯНЦ

СОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ

Москва

2008

ISBN 5-201-00-856-9(3)

Серия: Исследования по прикладной и неотложной этнологии (издается с 1990 г.)

Редколлегия: академик РАН В.А. Тишков (отв. ред.) к.и.н. Н.А. Лопуленко, д.и.н. М.Ю. Мартынова,

Материалы серии отражают точку зрения авторов и могут не совпадать с позицией редакционной группы. При использовании ссылка на материалы обязательна.

А.Е. Тер-Саркисянц

Современная политическая и этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе // Исследования по прикладной и неот­ложной этнологии. — М., ИЭА РАН, 2008. — Вып. 203. — 32 с.

В докладе освещена современная этнокультурная ситуация в самопровозглашенной 2 сентября 1991 г. Нагорно-Карабахской республике. Особое внимание автор, на основе собственных по­левых материалов разных лет, уделяет выявлению тех этнокуль­турных изменений, которые произошли в жизни карабахских ар­мян за последний период, отмеченный началом их движения за независимость (20 февраля 1988 г.), тяжелыми гуманитарными последствиями вооруженного конфликта с Азербайджаном (в 1991-1994 гг. — в открытой форме), многолетней (с 1989 г.) бло­кадой, распадом СССР и разрывом прежних хозяйственных свя­зей. Эти изменения прослежены в социально-демографической стру-ктуре карабахских армян и в разных сферах их бытовой культуры — в хозяйственной деятельности, в материальной куль­туре (жилище, одежда, пища), в структуре семьи (численном, по­коленном, родственном составе, семейных взаимоотношениях), семейной обрядности (свадьба, похороны), в духовной культуре (праздники, религиозные верования).

© ИЭА РАН — 2008 г.

© А.Е. Тер-Саркисянц — 2008 г.

А. Е. Тер — Саркисянц

Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

Resume

THE CURRENT ETHNOCULTURAL SITUATION IN NAGORNY KARABAKH

The current ethnocultural situation in the self-declared (on the 2nd of September 1991) republic of Nagorny Karabakh is observed in the report. According to her own field studies ofdifferent years, the author pays special atention to the revealing of those ethnocultural changes that have happened in the life of the Armenians of Karabakh during the recent period when the independence movement started (20 February 1988), harsh social consequences of the cjnflict with Azerbaigan (in 1991-1994), long-term blocade (since 1989), collapse of the USSR and break of former economic connections these changes have been observed in the social and demographic structure of the Karabakh Armenians in different spheres of every-day culture — in economic activ­ity, in material culture (habitation, clothes, food), in the family structure, family rituals (wedding, funeral), spiritual culture (holidays, religions beliefs).

20 февраля 2008 г. исполнилось 20 лет с того дня, когда в условиях начавшейся в СССР перестройки и демократизации внеочередная сессия Совета народных депутатов Нагор­но-Карабахской автономной области (НКАО) Азербайджанской ССР при­няла решение (поддержанное мас­совыми демонстрациями в Степана­керте и Ереване) «О ходатайстве пе­ред Верховными советами Азербай­джанской ССР и Армянской ССР о передаче Нагорно-Карабахской ав­тономной области из состава Азер­байджанской ССР в состав Армян­ской ССР». Это привело к вспышке националистических чувств и наст­роений со стороны азербайджанско­го населения и к погромам армян, спровоцированным местными вла­стями в Сумгаите (февраль 1988 г.), Кировабаде (ноябрь 1988 г.), Баку (январь 1990 г.). Созданный в январе 1989 г. Комитет особого управления

НКАО, подчинявшийся Президиуму Верховного Совета СССР, не удов­летворил конфликтующие стороны и был упразднен в ноябре того же года. Народный фронт Азербайджана пе­рекрыл коммуникации области, про­ходящие через Азербайджан, и орга­низовал блокаду Армении, пережив­шей 7 декабря 1988 г. катастрофиче­ское землетрясение. В 1988-1989 гг. около 170 тыс. азербайджанцев Ар­мении и более 350 тыс. армян Азер­байджана вынуждены были поки­нуть свои дома и переселиться.

После принятия 30 августа 1991 г. парламентом Азербайджана «Декла­рации о восстановлении государст­венной независимости Азербайджан­ской Демократической Республи­ки 1918-1920 гг.» (это были годы, когда Нагорный Карабах не входил в ее состав) совместная сессия Совета народных депутатов Нагорного Ка­рабаха и Совета народных депутатов

3

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

Шаумянского района приняла 2 сен­тября 1991 г. «Декларацию о провоз­глашении Нагорно-Карабахской Рес­публики в границах НКАО и Шаумян­ского района». В ответ власти Азер­байджана 26 ноября 1991 г. приняли Закон «Об упразднении НКАО»1 и вскоре начали обстрелы и бомбарди­ровки ее территории, а затем и широ­комасштабные военные действия.

10 декабря 1991 г., после состояв­шегося в присутствии международных наблюдателей референдума о статусе Нагорного Карабаха, Нагорно-Карабах­ская республика (сокращенно НКР) была объявлена независимым государ­ством.

Решение о проведении данного референдума было принято в соот­ветствии с Законом СССР от 3 апреля 1990 г. «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной рес­публики из СССР», статья 3 которого гласила: «В союзной республике, име­ющей в своем составе автономные рес­публики, автономные области и авто­номные округа, референдум проводит­ся отдельно по каждой автономии. За народами автономных образований со­храняется право на самостоятельное решение о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе». 28 декабря 1991 г. были проведены выборы в первый парламент НКР, которые Азербайджан не признал за­конными.

В результате вооруженного этапа конфликта отряды самообороны кара­

бахских армян, а затем созданной ими Армии обороны НКР к 1994 г. взяли под свой контроль 85% территории НКР (в т. ч. 9 мая 1992 г. г. Шуши) и 8% соседней с нею территории рай­онов непосредственно Азербайджан­ской республики, превращенных в ог­невые точки: Лачинский (что дало воз­можность пробить жизненно важный коридор к Армении и частично выйти из блокады), Кельбаджарский, Кубат- линский, Зангеланский, Джебраиль- ский районы — полностью, Физулин- ский и Агдамский — частично (что да­ло возможность создать вокруг НКР так называемый «пояс безопасности»). Азербайджан сохранил контроль над 15% территории НКР, в т. ч. над Ша- умянским районом.

5 мая 1994 г. представители Азер­байджана, Армении и Нагорного Ка­рабаха (при посредничестве России и Межпарламентской ассамблеи госу­дарств-участников СНГ) оформили в г. Бишкеке протокол, на основании которого 9-11 мая главами оборонных ведомств сторон конфликта была под­писана «Договоренность о прекраще­нии огня», вступившая в силу 12 мая 1994 г.

После распада СССР карабахский кризис стал объектом международных миротворческих усилий ООН и СБСЕ (с 1995 г. — ОБСЕ). 24 марта 1992 г. на Хельсинкской сессии Совета СБСЕ с участием 12 стран было принято ре­шение о созыве в Минске конферен­ции по Нагорному Карабаху и созда­нии «постоянно действующего фору­ма для переговоров» — Минской груп-

4

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

пы по Нагорному Карабаху. С марта 1994 г. по апрель 1997 г. прямые трех­сторонние переговоры по нагорно-ка­рабахскому урегулированию проводи­лись в рамках Минской группы при сопредседательстве России, а также Швеции, затем Финляндии, США и Франции, но они не принесли положи­тельных результатов. С весны 1997 г. основной формой ведения переговор­ного процесса с руководством сторон конфликта являлись периодические челночные поездки сопредседателей Минской группы в Баку, Ереван, Сте­панакерт. С конца 1998 г. элементами переговорного процесса стали также периодические встречи президентов Азербайджана и Армении под эгидой российской дипломатии и США. К концу 2007 г. переговорный процесс в рамках Минской группы ОБСЕ фак­тически зашел в тупик, что во многом связано с противоположностью пози­ций сторон.

В настоящее время Нагорно-Ка­рабахская республика представляет собой существующее де-факто, но не признанное де-юре государство со всеми необходимыми органами госу­дарственной власти и управления, имеющее тесные социально-экономи­ческие и культурные связи с Респуб­ликой Армения. Через Армению осу­ществляются и все взаимоотношения НКР с внешним миром. Представи­тельства НКР в настоящее время дей­ствуют помимо Еревана в Москве, Вашингтоне, Париже, Сиднее и Бей­руте, где тесно координируют свою работу с посольствами Республики

Армения. Начиная с 1996 г. в НКР че­тыре раза проводились президентские выборы путем свободного волеизъяв­ления ее граждан.

Как и другие непризнанные госу­дарства, отстоявшие свою фактиче­скую независимость в вооруженной борьбе, НКР сильно милитаризирова­на. Это объясняется тем, что респуб­лика живет в условиях хрупкого пере­мирия, а власти Азербайджана не ус­тают повторять, что намерены силой вернуть утраченные территории. Ар­мия обороны республики хорошо воо­ружена, ее бойцов отличают высокие морально-волевые качества и строгая дисциплина. Служить в армии здесь обязан каждый молодой человек, дос­тигший 18 лет; никаких отсрочек от призыва не предусмотрено, за исклю­чением тех случаев, когда в семье по­гибшего отца остается единственный сын. Имеются и контрактники, кото­рые несут вахту в горах на границе с Азербайджаном на высоте до 3600 м над уровнем моря.

Численность населения в респуб­лике, согласно первой, проведенной в условиях независимости переписи 2005 г., см. в табл. 1.

Приведенные данные свидетельст­вуют, во-первых, о существенном со­кращении населения по сравнению с данными предыдущей переписи 1989 г. (145,5 тыс.), и, во-вторых, о заметном преобладании в 2005 г. женщин, осо­бенно среди городского населения. Оба фактора, несомненно, являются результатом пережитой войны, когда многие карабахские армяне, в первую

5

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

Таблица 1

Численность наличного и постоянного населения НКР*

В целом по НКР

В т. ч.: Городское населе­ние

В т. ч.:

г. Степанакерт

г. Шуши

Сельское населе­ние

Всего Мужчины Женщины

Всего Мужчины Женщины

Всего Мужчины Женщины Всего Мужчины Женщины

Всего Мужчины Женщины

Наличное население

Постоянное население

134862

137737

37397

3191

2

8

5

5 33440 33785

^Составлено по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской республики 2005 г.

(показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 47, 56, 69 (на арм., англ., рус. яз.).

очередь мужчины, погибли, а другие вынуждены были становиться бежен­цами и уехать в Армению или в Рос­сию. Особенно существенно сократи­лось население города Шуши. После освобождения его в 1992 г. сюда воз­вратилось около полутора тысяч пре­жних жителей, а также поселились се­мьи армянских беженцев из Азербай­джана. Во время военных действий город сильно пострадал, в нем до сих пор еще много разрушений, но на их фоне возвышается отреставриро­ванный кафедральный собор XIX в. Казанчецоц. Вместе с этим собором г. Шуши стал административным центром и резиденцией главы Арцах­ской епархии, предводителем кото­рой является архиепископ Паргев Мар­тиросян.

В последние годы правительство НКР пытается восстановить историче­ский облик Шуши и привлечь сюда иностранных туристов, для чего им была принята специальная программа «Возрождение Шуши». В июне 2007 г. в НКР состоялась международная на­учная конференция, организованная правительством НКР, Национальной академией наук Республики Армения, Ереванским государственным универ­ситетом и Арцахским государствен­ным университетом и посвященная истории и культуре, а также возрож­дению этого города, который был од­ним из пяти крупнейших городов в Закавказье в начале XX в.

Что касается сельского населения, то в карабахских селах наблюдается не столь заметная разница между по-

6

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

стоянным и наличным (на момент пе­реписи) населением, как в селах Рес­публики Армения, что косвенно сви­детельствует о гораздо меньшей ми­грации карабахских армян за пределы своей республики. Это показали и оп­

росы сельского населения, главным образом мужчин, которые отвечали, что не намерены теперь покидать род­ные места. По возрасту и полу населе­ние Нагорного Карабаха распределя­лось следующим образом (табл. 2):

Таблица 2

Распределение наличного и постоянного населения НКР по возрасту и полу*

Возраст Наличное население Постоянное население
Всего % Мужчины

%

Женщины % Всего % Мужчины % Женщины %
0-9 21913 16,2 11138 17,1 10775 15,4 22299 16,2 11342 17,0 10957 15,4
10-19 23227 17,2 11892 18,3 11335 16,3 23756 17,2 12156 18,3 11600 16,3
20-29 22495 16,7 11373 17,5 11122 15,9 23310 16,9 11836 17,8 11474 16,1

8485 13,0 5847 8,9 3978 6,1

40-49

18304 13,6

15689 I 7609 8080 16046 7803 8243

11,6 | 11,7 11,6 11,6 11,7 11,6

70-79 9054 6,7 3836 5,9 5218 7,5 9171 6,7 3881 5,8 5290 7,4
80 и старше 3043

2,3

962

1,5

2081 3,0 3100

2,3

977

1,5

2123 3,0
Всего 134862 100,0 65120 100,0 69742 100,0 137737 100,0 66555 100,0 71182 100,0

*Рассчитано по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской республики 2005 г.

(показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 81-83 (на арм., англ., рус. яз.).

Приведенные данные показывают, с одной стороны, преобладание доли мужской части населения в возрасте 29 лет включительно, а с другой сто­роны, начиная с возраста 40 лет и старше, сокращение этой доли по срав­нению с женским населением, что во

многом объясняется гибелью многих мужчин во время войны. Хотя Нагор­ный Карабах всегда славился своими долгожителями, сейчас их доля заме­тно сократилась, что тоже связано с войной и трудными условиями бло­кадной жизни. Так, из общего числа

7

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

наличного населения в возрасте 85 лет и старше к 2005 г. насчитывалось 999 чел. (из них мужчин — 241, жен­щин — 758), а из общего числа посто­янного населения в этом возрасте за­фиксирован 1021 чел. (из них муж­чин — 245, женщин — 776).

После многолетней кровопролит­ной войны НКР стала по своему сос­

таву практически мононациональной. Согласно переписи 2005 г., ее посто­янное население в возрасте 7 лет и старше распределялось по националь­ному составу следующим образом (см. табл. 3).

Таблица 3

Распределение постоянного населения НКР в возрасте 7 лет и старше по национальности *

Население В том числе

Национальность от 7 лет и старше Мужчины Женщины

число % число % число % Всего | 122051 100,0000 58558 100,0000 63493 100,000

Армяне | 121725 99,7300 58448 99,8100 63277 99,660

Русские 154 0,1300 47 0,0800 107 0,170

Украинцы 21 0,0170 7 0,0100 14 0,020

Греки 21 0,0170 11 0,0190 10 0,016

Грузины 10 0,0080 3 0,0005 7 0,011

Азербайджанцы 6 0,0049 2 0,0003 4 0,006

Другие 114 0,0930 40 0,0680 74 0,120

*Рассчитано по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской республики 2005 г.

(показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 199-201 (на арм., англ. и рус. яз.).

По возрасту, полу и семейному по­ложению население НКР в возрасте от 15 лет и старше распределялось сле­дующим образом (см. табл. 4).

Приведенные данные показывают, что доля как мужчин, так и женщин, состоявших в браке, выше среди сель­ского населения (соответственно 66,3 и 63,6%), чем среди горожан (62,8 и 54,5%), что прежде всего объясняется более ранним возрастом вступления в брак сельской молодежи. Результатом войны в Нагорном Карабахе стало большое число вдов как среди горо­

жан (15,8%), так и особенно среди сельского населения (19,4%).

Летом 2007 г. мною был собран полевой этнографический материал2 по теме «Тенденции этнокультурного развития армян Нагорного Карабаха в постсоветский период». Целью поезд­ки было выявление и изучение тех из­менений, которые произошли в соци­ально-демографической структуре ка­рабахских армян и в разных сферах их бытовой культуры — в хозяйственной деятельности, в материальной куль­туре (жилище, его интерьер, одежда,

8

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

Таблица 4

Распределение населения от 15 лет и старше по возрасту, полу и семейному положению*

Всего

Все население

Мужчины

В том числе

Женщины

Число

Число

Число

104761

100,0

49653

100,0

55108

100,0

%

%

%

В т. ч.: никогда не состояли в браке

26723 | 25,5 | 15357 | 30,9 | 11366 | 20,6

Вдова, вдовец В разводе

11250

2421

10,7

1633

3,3

9617

17,5

2,3

632

Городское население:

13 В том числе

1789

3,2

Число

Мужчины

Число

Число

Женщины

%

%

%

Всего

54815

100,0

25076

100,0

29739

100,0

В т. ч.: никогда не состояли в браке

15866 | 29,0 | 8259 | 32,9 | 7607 | 25,6

9

Вдова, вдовец В разводе

5436

1557

Сельское население:

Число
Всего 49946
В т. ч.: никогда не состояли в браке 10857
В браке 32411
Вдова, вдовец 5814
В разводе 864

%

100,0

11,7

9,9

2,8

1,7

733

340

Мужчины

Число

24577

900

292

2,9

4703

14 В том числе

100,0

3,6

1,2

15,8

1217

4,1

Число

Женщины

%

25369

100,0

4914

572

19,4

2,2

%

*Рассчитано по: Результаты переписи населения Нагорно-Карабахской республики 2005 г. (показатели НКР). Степанакерт, 2006. С. 88-89 (на арм., англ., рус. яз.).

пища), в структуре семьи (численном, город живет полноценной жизнью. В

9

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

поколенном, родственном составе, се­мейных взаимоотношениях), семейной обрядности (свадьба, рождение ребен­ка, похороны), в духовной культуре (праздники, религиозные верования) за последний (начиная с 1988 г.) пери­од, отмеченный тяжелейшими соци­альными потрясениями и их гумани­тарными последствиями.

Первым пунктом поездки был сто­личный город Степанакерт. Сейчас к нему из Армении ведет новое, пост­роенное во второй половине 1990-х гг., в соответствии с мировыми стандар­тами, шоссе. Степанакерт приятно по­ражает своей чистотой, ухоженностью, богатой растительностью, нарядно одетой публикой, особенно молоде­жью. За последние годы в нем появи­лось немало новых современных зда­ний, в которых разместились различ­ные учреждения, гостиницы, жилые дома горожан.

Несмотря на то, что во время вой­ны город существенно страдал от бес­конечных бомбардировок и артобст­релов, а его жители вынуждены были месяцами ютиться в подвалах, уже в 2001 г., во время моей предыдущей поездки, это трудно было себе пред­ставить, поскольку разрушенных зда­ний практически не было видно, т. к. их старались по мере возможности тут же восстанавливать, чтобы поднять моральный дух горожан. Сейчас в Степанакерте повсюду идет стройка, высятся башенные краны, народ бла­гоустраивает свой город. Любой при­ехавший сюда человек отметит, что

нем имеются все учреждения, прису­щие столицам, работают различные магазины (включая бутики), рынки, кафе, рестораны, салоны красоты, де­ти учатся в школах, в т. ч. в музыкаль­ных, спортивных, школе искусств, сту­денты — в восьми высших учебных заведениях, в т. ч. в Арцахском гос- университете (в нем учатся более 5 тыс. студентов, что составляет 71,8% от общего числа студентов), в Универ­ситете им. Григора Нарекаци, в Ин­ституте прикладного искусства «Гюр- джян».

В городе продолжают функциони­ровать две республиканские библио­теки, богатый экспонатами Арцахский историко-краеведческий музей (осно­ван в 1938 г.), имеется свой Союз пи­сателей, Союз художников (с 1988 г.), преобразованный в 2007 г. в «Между­народный Союз художников Арцаха», Центральный дом шахмат и шахмат­ная школа, рассчитанный на 15 тыс. зрителей Центральный стадион, дей­ствуют 10 спортивных федераций. В Степанакерте продолжают радовать людей такие старейшие государствен­ные коллективы, как Драматический театр им. Ваграма Папазяна (основан в 1932 г.), организованный в 1958 г. Ан­самбль песни и танца, а также создан­ные в 1990-е гг. и тоже получившие статус государственных эстрадный ан­самбль «Карабах», камерный хор «Ва- рараки», ансамбль «Мы — наши горы», детско-юношеский ансамбль «Дети Арцаха», не раз с успехом гастролиро­вавшие с концертными программами

10

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

за рубежом. В Шуши работают драма­тический, кукольный и детский теат­ры, музыкальная школа.

На сегодня в НКР налажен выпуск около 30 государственных, ведомст­венных, муниципальных, партийных и профсоюзных периодических изданий, действует одно общественное телеви­дение и пять радио-FM. Третий год в Степанакерте при поддержке государ­ства проводится «Всеармянский ин­теллектуальный фестиваль», в кото­ром принимают участие несколько ко­манд — из НКР, Джавахка (Грузия), Гориса, Гюмри и других городов Ар­мении. В июле 2006 г. был создан Центр культурологических исследова­ний «Диалог», основной целью кото­рого является разработка научно-прак­тических проектов по развитию куль- туроведения. В настоящее время в НКР действуют 238 дневных обще­образовательных школ, колледжей и других заведений, осуществляющих общеобразовательные программы.

Экономика НКР серьезно постра­дала от войны и нарушения традици­онных хозяйственных связей, которые существовали в советский период. В частности, пострадали такие крупные промышленные предприятия, как Ка­рабахский шелковый комбинат, кон­денсаторный завод, обувная фабрика, ковроткацкие фабрики, на которых ра­ботало несколько тысяч человек. Хотя с конца 1990-х гг. и начали функцио­нировать отдельные промышленные предприятия (например, по производ­ству винно-водочных и хлебобулочных

изделий, плодоовощных консервов, обуви, стройматериалов), многие из них вынуждены были работать не на полную мощность, в т. ч. конденса­торный и электротехнический заводы. Поэтому правительство НКР уже мно­гие годы проводит последовательную политику по привлечению иностран­ных инвестиций, в частности капита­лов армянской диаспоры, и всячески поддерживает частное предпринима­тельство.

В настоящее время уже многие объекты промышленности и сферы ус­луг находятся в собственности пред­ставителей армянской диаспоры за ру­бежом, например, ковроткацкая фаб­рика в Степанакерте принадлежит ар­мянину из США, сотовая связь «Кара- бах-Телеком» зарегистрирована в Ли­ване. Для привлечения туристов в этот богатый историко-культурными па­мятниками край (их насчитывается более 3 тыс.) в разных его районах швейцарской компанией «Сиркап Ар­мения» выстроено несколько совре­менных гостиниц. В 2007 г. прави­тельством утверждена государствен­ная программа развития туризма, ко­торый является перспективной сферой развития экономики НКР.

В 2002 г. в НКР с привлечением иностранного капитала было создано ООО «Base metals». С этой компанией было заключено соглашение о начале разработки месторождения золота и меди в сел. Дрмбон Мартакертского района. Сейчас на его приисках еже­годно добывается до 12 тыс. т руды,

11

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

которая перерабатывается на местном горно-обогатительном комбинате. По­лученный концентрат вывозится в Ар­мению, где подвергается металлурги­ческому переделу на медеплавильном заводе в г. Алаверди.

Динамичный рост в НКР получила ювелирная отрасль. Сейчас здесь дей­ствуют несколько предприятий по об­работке драгоценных камней и изго­товлению ювелирных изделий. В це­лом экономика НКР тесно интегриро­вана с экономикой Республики Ар­мения в единый комплекс с общими собственниками и правовой базой. Об­щей является и денежная единица — армянский драм.

В результате завершившейся к 2000 г. приватизации малых и средних объектов, в основном в сфере обслу­живания, и начавшейся вслед за ней приватизации крупных предприятий в НКР уже заметно, по мнению специа­листов, оживление предприниматель­ской деятельности в сфере мелкого и среднего бизнеса, в банковско-финан­совой сфере и торговле. За короткое время были восстановлены разрушен­ные во время войны линии электропе­редач, а также построено много новых линий и трансформаторных подстан­ций, что позволило полностью воз­родить всю систему электроснабжения республики. Кроме того, разработана и уже осуществляется программа пер­спективного развития электроэнерге­тики, в частности строительство 18 мик­рогидроэлектростанций на местных реках. Активно ведутся работы по про­ведению газопровода.

Важное стратегическое значение имеет начавшееся в 2000 г. на средст­ва международного Всеармянского фонда «Айастан» строительство глав­ной внутриреспубликанской автома­гистрали «Север-Юг» протяженностью 169 км, которая соединит не только районные центры от Мартакерта до Гадрута, но и порядка 70 селений рес­публики3. Торжественное открытие од­ного из участков этой современной автомагистрали я наблюдала в 2001 г. в Мартакертском районе.

Автомобильный транспорт в рес­публике имеет особое значение, по­скольку железная дорога до сих пор заблокирована. Протяженность всех внутренних автодорог НКР составля­ет 1248 км, но по большинству из них передвигаться можно с большим тру­дом, поскольку в годы советской вла­сти дороги здесь не благоустраива­лись. Чтобы проехать из одного насе­ленного пункта в другой, надо было обязательно ехать через азербайд­жанские города Агдам или Физули. Поэтому уже во второй половине 1990-х гг. была реконструирована по европейским стандартам автомобиль­ная дорога протяженностью в 65 км, связывающая Нагорный Карабах с Арменией, а фактически со всем вне­шним миром. По этой автомагистрали проходят все внешние связи НКР. В последнее время из Армении можно проехать в Нагорный Карабах и через Варденисский высокогорный перевал (2366 м над уровнем моря) на границе с Кельбаджарским районом. Правда, эта дорога сложная и опасная: ширина

12

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

ее на некоторых участках не допуска­ет встречного движения, использовать ее можно только в теплое и светлое время года.

Основная моя работа по сбору эт­нографического материала проходила в сельской местности, причем для об­следования были выбраны десять сел, в которых я уже собирала полевой ма­териал в середине 1970-х гг., в 1987 и 2001 гг., что давало возможность вы­явить определенные тенденции этно­культурного развития карабахских ар­мян за прошедшее время, особенно по­следний период, с 1988 г., отмеченный трагизмом пережитой войны. Это села Аветараноц, Вардадзор (бывш. — Пир- джамал), Нахиджеваник, Хндзиристан Аскеранского р-на, Азох и Тог Гад- рутского р-на, Гиши и Сос Мартунин- ского р-на, Атерк и Ванк Мартакерт- ского р-на.

Перечисленные села в разной сте­пени пострадали от войны. Наиболь­шим разрушениям были подвергнуты села Вардадзор и Нахиджеваник, рас­положенные на границе с Агдамским районом Азербайджана, а также нахо­дившееся в течение восьми месяцев в оккупации одно из наиболее круп­ных карабахских сел — Атерк. Села Гиши, Аветараноц и Хндзиристан из­бежали разрушений. В остальных се­лах разрушения частичные. Но по­всюду есть погибшие воины, светлую память о которых свято чтут. Их назы­вают воинами-освободителями (аза- тамартикнер), на кладбищах им по­ставлены памятники из черного мра­

мора с изображениями в полный рост и, как правило, в военной форме; в се­мьях, школах, клубах висят их портре­ты; за столом третий тост произносит ся в их память; их матери и вдовы пользуются большим уважением. Се­мьям погибших в первую очередь стро­или и ремонтировали дома. В селах Ванк, Атерк, Нахиджеваник, Хндзи- ристан сооружены мастерски выпол­ненные мемориальные памятники с портретами и выгравированными име­нами погибших односельчан. Школа в с. Сос носит имя ее погибшего учени­ка Айка Акопяна; в Степанакерте одна из главных улиц названа улицей Вои- нов-освободитетелей; в память о них в республике регулярно проводятся со­стязания-мемориалы по различным ви­дам спорта.

Постепенно в селах восстанавли­ваются разрушенные жилые дома, шко­лы, больницы, здания администрации, как за счет зарубежной финансовой помощи, так и на благотворительные средства уроженцев данных сел, про­живающих теперь вне пределов На­горного Карабаха. Так, согласно плану социально-культурного развития боль­шую помощь в восстановлении оказы­вала Католическая организация «Giv­ing Hope to a World of Need. Caucasus Office in Armenia»; на средства Крас­ного креста США была отстроена больница в с. Ванк. 5 октября 2000 г. в этом селе был заново открыт вос­становленный на средства частного предпринимателя, местного урожен­ца Л.Г. Айрапетяна, деревообрабаты­

13

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

вающий комбинат, оснащенный им­портным оборудованием и рассчитан­ный на 250 рабочих мест. На его же средства отреставрирован находящий­ся рядом с селом, но на высокой горе монастырь Гандзасар, вновь ставший с 1989 г. духовным центром восстанов­ленной Арцахской епархии (с XIII по XIX вв. в нем находился один из че­тырех католикосатов Армянской Апо­стольской церкви — Агванский) и по­строена асфальтированная дорога к нему; выстроены гостиница, ресторан, два кафе, здание филиала «Юнибан- ка»; в 2007 г. строились новая школа, больница, еще одна гостиница, искус­ственное озеро, водохранилище, доро­га в селе. В результате в с. Банк име­ется немало рабочих мест, что очень важно в современных условиях, когда не только в Нагорном Карабахе, но и в Армении после тяжелых 1990-х гг. пре­кратило работу большинство промыш­ленных предприятий.

В с. Атерк Красный крест США и представитель Всеармянского фонда «Айастан» в Нагорном Карабахе по­могли отремонтировать школу, боль­ницу, детский сад. На очереди — ре­монт клуба, здания администрации, строительство дороги, проведение га­зопровода. Но до сих пор в этом селе остается более 200 разрушенных до­мов. За счет помощи США в с. Вар- дадзор отремонтированы здания ад­министрации, медпункта, Дома тор­жеств для проведения свадеб и поми­нок, ряд жилых домов; в с. Нахидже- ваник — здание медпункта. В с. Тог в

2005 г. был построен Дом торжеств, недавно был открыт на средства част­ного предпринимателя мукомольный завод, оснащенный дорогостоящей тех­никой, купленной в России. Недалеко от этого села в живописном месте с

2006 г. началось строительство част­ной зоны отдыха «Нор кянк» («Новая жизнь»). К лету 2007 г. здесь уже бы­ли построены помещение для кухни, два бассейна, раздевалки, туалеты, имелись пляжные шезлонги, беседки, столы, скамейки, наборы необходимой посуды. Ежедневно сюда привозят све­жее мясо для шашлыков и другие про­дукты. Жители не только окрестных сел, но и из других районов Нагорного Карабаха с удовольствием проводят здесь свой досуг. Мне удалось присут­ствовать на торжестве, посвященном празднованию дней рождения дочери, студентки Медицинского института (17 лет), и сына (21 год) бывшего ко­мандира полка Х. Овсепяна. Собра­лись уважаемые жители с. Тог, педа­гоги, друзья сына, приехали из Степа­накерта однокурсники дочери. Столы ломились от обильного угощения; бы­ло много танцев, песен, тостов. В дру­гой день я наблюдала, как там же от­дыхали после окончания учебного го­да приехавшие из с. Чартар Марту- нинского р-на ученики двух девятых классов со своими педагогами. Их ве­селье сопровождалось песнями, тан­цами, играми, разжиганием костра и перепрыгиванием через него.

Хотя постепенно жизнь в Нагорном Карабахе налаживается, основное бес­

14

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

покойство сельских жителей продол­жает вызывать нехватка рабочих мест. В результате большинство из них име­ют основной источник дохода от соб­ственного хозяйства, даже в том слу­чае, если они работают или получа­ют пенсию либо какое-либо пособие. Бесплатная раздача земли была осуще­ствлена в Нагорном Карабахе с осени 1998 г. из расчета 0,6 га на одного члена семьи. Приватизация земли бы­ла проведена только один раз, поэто­му, если даже в дальнейшем число членов семьи возрастает, земельный участок больше не увеличивают. Же­лающие получить б\льше земли мо­гут ее только арендовать. Однако, как говорят старики, если в прошлом их предки умели обрабатывать землю, не применяя особой техники, то нынеш­нее поколение не может обойтись без современных машин. А они уже за­метно изношены, запчасти достать не всегда легко, кроме того, за использо­вание техники, находящейся сейчас в частном владении, надо платить, а также покупать солярку, бензин, на что не хватает денег. И хотя прави­тельство уже несколько лет подряд осуществляет политику льготного кре­дитования крестьянских хозяйств, мно­гие считают, что срок в девять меся­цев, на который отпускается кредит, недостаточен для того, чтобы успеть расплатиться, и с ностальгией вспо­минают колхозы, когда они были обес­печены постоянной работой, техни­кой, удобрениями и гарантированной зарплатой.

Думается, что все это — временные трудности, связанные с переходом к рыночной экономике и существующие практически на всем постсоветском пространстве. Сельским жителям все равно придется привыкать к новым условиям жизни. А польза уже замет­на, например, по тем фактам, что они стараются трудиться на своей земле как можно лучше, что в селах начали появляться крупные фермерские хо­зяйства, что в каждом селе имеется по несколько небольших частных мага­зинов с разнообразными промышлен­ными товарами и продуктами, которые их владельцы привозят из Степанакер­та или Еревана.

В карабахских селах до сих пор со­храняются некоторые дома постройки конца XIX — начала XX в. Это — ка­менные двухэтажные дома, с балкона­ми на оба этажа, под двухскатными крышами, крытые жестью или чере­пицей. Нижний этаж такого дома от­водился для хранения домашних за­пасов, а верхний предназначался для жилья и приема гостей. Окна, узкие снаружи и расширяющиеся вовнутрь, проделывались в боковых стенах со стороны балкона. В свое время эти до­ма, построенные в подражание город­ским, были новшеством для карабах­ских сел. Их строили в основном в тех районах (Варанда, Дизак), откуда силь­нее было развито отходничество в крупные города.

Подобного типа дома, давно став­шие традиционными для Карабаха, сейчас особенно распространены в

15

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

Гадрутском и некоторых селах Мар- тунинского районов. Дома более позд­ней постройки выстроены также из камня, в основном двухэтажные, с балконами в два этажа. Нижний этаж по традиции приспособлен для хозяй­ственных нужд, а верхний — жилой. Но в отличие от прошлого, в этих до­мах вместо одной большой жилой комнаты верхнего этажа сделано не­сколько жилых комнат — обычно гос­тиная и две или более спален. Во вре­мя Карабахской войны и спустя не­сколько лет после ее окончания, из-за отсутствия газа и из-за необходимости обогревать помещение печкой и на ней же готовить еду, семья вынуждена была проводить все время только на нижнем этаже. Многие дома во время обстрелов серьезно пострадали, имели трещины и находились в аварийном состоянии. В 2001 г. в с. Азох мне по­казывали вырытые около домов не­большие землянки, в которых члены семьи ютились во время войны.

К 2007 г. положение несколько улучшилось, во-первых, в ряд сел уже поступает постоянный газ из России, в другие села проводится газопровод, во-вторых, многие аварийные дома, в первую очередь крыши, были отре­монтированы. В то же время мало вписываются в народную культуру по­строенные благодаря зарубежной фи­нансовой помощи для семей погиб­ших, беженцев, а также многодетных семей небольшие типовые одноэтаж­ные дома.

Хотя в большинстве сельских до­мов сохраняется мебель старых образ­

цов, к 2007 г. интерьер некоторых из них, преимущественно домов глав сельских администраций и успешных предпринимателей, заметно обновил­ся — отремонтированы жилые комна­ты, приобретена новая мебель, импор­тные бытовая техника и сантехника.

По-прежнему в семьях большое внимание уделяется постели, причем количество постельных принадлежно­стей в силу стойко сохраняющегося обычая гостеприимства часто намного превышает число членов семьи. По традиции одеяла и тюфяки шьют из овечьей шерсти, которую периодиче­ски моют и взбивают. В то же время в домах карабахских армян, к сожале­нию, практически исчезли традицион­ные ворсовые и безворсовые ковры ручного производства (карпеты). При­чина этого в том, что, с одной сторо­ны, во время войны многие армянские дома были разграблены, а, с другой — семьи вынуждены были продавать ков­ры из-за нехватки денежных средств.

Большинство семей приобрело в по­следние годы импортные телевизоры, во многих семьях появились импорт­ные видеомагнитофоны, холодильни­ки, в некоторых — музыкальные цен­тры. Сельские жители выражали боль­шое удовлетворение тем, что стало возможным смотреть телепередачи из Еревана и Степанакерта, а не из Баку (в основном на азербайджанском язы­ке), как было раньше.

Если в середине 1970-х гг. я еще за­стала бытование среди женщин само­го старшего поколения традиционно­го костюма карабахской армянки —

16

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

Иайявари’, то уже в 1987 г. он мне ни разу не встретился. В 2001 г. женщи­ны самого старшего поколения, как и в 1987 г., носили распространивший­ся еще в 1920-30-е гг. костюм, являв­шийся переходным от традиционного, с которым он сходен по своему обще­му силуэту, к городскому. Костюм со­стоял из платья темных тонов с длин­ными рукавами, отрезного по талии и присборенного, передника, головного платка или косынки, туфель либо та­почек фабричного производства. Жен­щины среднего поколения носили об­щегородскую одежду — костюмы, пла­тья, юбки, кофты. К 2007 г. общего­родская одежда распространилась и среди старшего поколения.

Мужской традиционный костюм карабахских армян стал исчезать из быта гораздо раньше, чем женский — уже с начала XX в., что было связа­но с более подвижным образом жиз­ни мужчин, в частности, с традицией отходничества. Но если в середине 1970-х гг. можно было еще наблюдать распространенные среди мужчин стар­шего поколения некоторые элемен­ты их традиционного костюма, ис­пользуемые в качестве производствен­ной одежды, — вязаные шерстяные ор­наментированные носки (гульба) и сде­ланную из сыромятной кожи обувь (трех), то в 1987 г. эти предметы встре­чались у стариков уже в виде редкого исключения. В 2001 г. я видела только одного старика в с. Атерк, на ногах которого были трехи. Мужчины стар­шего и нередко среднего поколения

носят на голове кепку. Воевавшие муж­чины иногда носят камуфляжную во­енную форму.

Одежда молодого поколения — и мужчин, и женщин — уже в 2001 г. почти ничем не отличалась от город­ской, при этом они предпочитали, осо­бенно в праздники, нарядную одежду модного покроя, за исключением того, что сельские девушки, в отличие от горожанок, не носили брюки. В 2007 г. большинство сельских девушек были уже в брюках.

Современная свадебная одежда сельских жителей, как это стало при­нятым еще в 1970-е гг., такая же, как и в городе: у невесты весь ансамбль све­тлых тонов, преимущественно белого цвета — платье модного покроя, фата, украшенная цветами, перчатки, туфли; у жениха — черного цвета костюм, туфли и белая сорочка.

Специальной траурной одежды у карабахских армян по-прежнему нет. Обычно молодые и среднего поколе­ния женщины присутствуют на похо­ронах в повседневных платьях, а муж­чины — в повседневных костюмах. Лишь пожилые женщины покрывают голову черным платком. После войны платья черного цвета нередко носят вдовы.

Несмотря на трудности послевоен­ного времени питанием карабахские семьи себя обеспечивают, чему во многом способствуют благоприятные для развития сельского хозяйства при­родные условия, а также то, что поми­мо земли, они содержат и по несколько

17

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

голов (а некоторые семьи и по нес­колько десятков голов) разного дома­шнего скота (в основном, коров, сви­ней, птицу), нередко пчелиные улья. Кроме того, сельские жители по тра­диции широко используют в своей пи­ще растущие здесь в изобилии кизил, ежевику, малину, шиповник, орехи, разного рода дикорастущие фрукты и травы. Особенно это помогало им во время войны, когда пища была до­вольно скудной.

Излишки сельской продукции ме­стные жители продают на рынках в Степанакерте и в районных городах. Но поскольку денежной массы все же не хватает, между жителями разных районов налажен и натуральный обмен продуктами, например, картофель об­менивают на лук, пшеницу — на ви­ноград или на привозимые из Армении овощи и рыбу.

Отмечу, что во время войны пло­щади сельскохозяйственных угодий значительно сократились, в т. ч. посе­вов зерновых и особенно (в несколько раз) — плантаций винограда, что во многом произошло из-за трудностей с его реализацией, а также необходимо­стью увеличения злаковых для пита­ния в условиях блокады. В 2000 г. пра­вительством НКР была разработана специальная программа «Виноград», предусматривающая в ближайшие го­ды восстановление этой важной для республики отрасли сельского хозяй­ства. В 2007 г. можно было видеть уже выросшие новые насаждения вино­градников, например в с. Тог они за­

нимают 5 га. Налажена и реализация винограда в магазины или на специ­альные пункты приема. Принимают на реализацию и мясо-молочные про­дукты, что является большим под­спорьем для сельских жителей, осо­бенно фермеров.

Уже в 2001 г. мною было отме­чено, что среди карабахских армян вновь стали популярны разнообраз­ные традиционные мясные, молочные, крупяные и овощные блюда. Это, на­пример, голубцы из виноградных ли­бо капустных листьев и овощей, на­чиненные мясо-крупяным фаршем (долма), отварное мясо (хашлама), шашлык (хоровац), чаще из свинины, плов с курицей, пшеничная каша с хорошо разваренной курицей или ча­ще со свининой (куркут), густой и клейкий бульон из желудка и барань­их или говяжьих ножек, который ва­рят всю ночь и едят ранним утром очень горячим с толченым чесноком и накрошенным хлебом (хаш), кисло­молочный суп с рисом (танов), крас­ная или зеленая стручковая фасоль (лоби), домашнего приготовления сыр, масло, кислое молоко (мацун), а так­же огородная зелень, которую едят в большом количестве в свежем виде. Кроме того, зелень сушат и заготав­ливают впрок в качестве приправы к разнообразным блюдам. По-прежнему широко распространено маринование и соление овощей и дикорастущих съедобных растений.

В качестве сладких блюд употреб­ляют различные фрукты как в свежем,

18

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

так и в сушеном виде, орехи, мед, а также такие сладости, как халва, пах­лава. В 2007 г. на праздничных столах можно было видеть и заморские фи­ники, и такие привезенные сорта оре­хов, как арахис и кешью. В 2001 г. нов­шеством было приготовление разного рода тортов, пирожных, кексов дома­шней выпечки. В то же время такое традиционное печеное изделие, как кята стало редкостью. Сладким блю­дом остается уваренный сок тутовых ягод (дошаб), имеющий также и ле­чебные свойства, особенно при кашле. Уже в 1970-е гг. под влиянием города большое распространение получили консервирование компотов из фрук­тов и ягод, приготовление различных сортов варенья, джемов, соков.

Традиционным крепким напитком карабахских армян остается 60-70-гра­дусная тутовая водка, которую всегда применяли и с лечебными целями. В народной медицине известно, что рюмка тутовой водки способна сбить температуру, поможет избавиться от боли в горле, от кашля, что после нее не бывает похмельного синдрома.

Если в 1970-80-е гг. наиболее рас­пространенным напитком у карабах­ских армян оставался чай, в который нередко для аромата добавляли мяту или корицу, то уже в 2001 г. в их быт широко вошел перенятый из Армении обычай употребления кофе, и гостя (если он заранее не был приглашен) стало престижно угостить чашечкой крепкого кофе с кусочками шоколада или конфетами. Наряду с традицион­ной минеральной водой в качестве но­

вых прохладительных напитков полу­чили распространение «Фанта», «Ко­ка-кола», «Пепси-кола».

По-прежнему в питании местных армян большую роль продолжает иг­рать пшеничный хлеб. Если в 1980-е гг. сельские жители в повседневном быту все чаще пользовались покупным хле­бом и лишь в торжественных случаях предпочитали выпекать его дома в виде толстых лепешек круглой фор­мы, то уже в 2001 г. из-за отсутствия хлеба в сельских магазинах употреб­ляли только хлеб домашней выпечки. И хотя к 2007 г. в селах появились ча­стные пекарни, где всегда можно ку­пить свежий хлеб, хозяйки предпочи­тают чаще выпекать его дома.

Хлеб пекут в традиционных печах — тонирах. По существующей в Нагор­ном Карабахе традиции эти печи, вры­тые в землю и выложенные кирпичом, находятся в стороне от жилого дома под специальными навесами в разных кварталах села из расчета один тонир на несколько домов. Женщины из раз­ных семей пекут в них хлеб поочеред­но, помогая друг другу в этом трудо­емком занятии. При выпечке хлеба новшеством стало использование с 1990-х гг. сухих дрожжей, в отличие от прошлого, когда в качестве заква­ски использовали кусок теста от пре­жней выпечки. Новшеством стала и некоторая помощь мужчин в выпечке хлеба, что противоречит традиции, не допускавшей нахождение около то- нира во время выпечки хлеба лиц мужского пола, вплоть до грудных младенцев5.

19

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

В селах меня прежде всего интере­совал вопрос, какие изменения в се­мейно-бытовую культуру карабахских армян привнесла война. Полученные в разные годы в ходе обработки похо- зяйственных книг сельских админист­раций (ранее — сельских Советов) дан­ные в одних и тех же селах позволи­ли выявить определенные тенденции, произошедшие в структуре семей ка­рабахских армян за последнюю треть века: с середины 1970-х гг. до осени 1987 г. и с осени 1987 г., т. е. по суще­ству с начала Карабахского движения, до настоящего времени.

В целом за оба периода в обследо­ванных селах шло сокращение числа семей — с 2520 до 2495 и до 2221. Од­нако, если в первый период подобное сокращение, особенно в селах Хндзи-

ристан (с 220 до 194), Тог (с 221 до 196), Атерк (с 587 до 545), происходи­ло за счет интенсивной миграции ар­мян, в основном молодежи на учебу и работу за пределы Карабаха, что часто влияло на процесс «постарения» его населения, то произошедшие во вто­рой период изменения объясняются главным образом войной. Поэтому в тех селах, которые были подвергнуты б\льшему разрушению, число семей к 2007 г., по сравнению с довоенным 1987 г., заметно сократилось, напри­мер, в селах Нахиджеваник (со 128 до 62), Вардадзор (со 117 до 93), Атерк (с 545 до 408), Сос (с 247 до 212).

По численному составу обследо­ванные в эти годы семьи в целом по 10 селам распределялись следующим образом (см. табл. 5).

Распределение семей по численному составу*

Таблица 5

Годы обследо­вания Всего семей В том числе
Одиночки, % Семьи, состоящие из (чел.), %
2-3 4-5 6-7 8 и более
1974-1975 2520 18,0 25,7 22,5 25,5 8,3
1987 2495 17,4 25,7 27,8 24,2 4,9
2001 2375 16,1 27,4 32,8 19,3 4,4
2007 2221 15,1 25,5 33,0 21,2 5,2

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1974-1987 гг. — сельских Советов).

Приведенные данные свидетельст­вуют о том, что в целом за оба перио­да в численном составе семей отмече­ны следующие процессы: постепенное снижение доли одиночек (с 18% в се­редине 1970-х гг. до 17,4% в 1987 г. и до 15,1% в 2007 г.) и увеличение доли

семей в 4-5 чел. (соответственно с 22,5 до 27,8% и до 33,0%). В то же время в селах, наиболее сильно пост­радавших от войны, доля одиночек за­метно возросла, например, в с. Варда- дзор (с 12,8 в 1987 г. до 34,2 в 2001 г. и 33,3% в 2007 г.) и Атерк (соответст­

20

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

венно 9,9 — 16,8 — 19,6%). Что касается многочисленных семей (в 6 и более чел.), то если в довоенный и первый послевоенный периоды, к 2001 г., шел процесс сокращения их удельного веса (с 33,8 до 29,1 и до 23,7%%), то к 2007 г. он несколько возрос — до 26,4%.

В 2007 г. наибольшая доля многочис­ленных семей была отмечена в селах Аветараноц (27,7%), Ванк (36,1%) и Сос (39,1%).

В связи с этим менялось и распре­деление семей по числу поколений (см. табл. 6).

Таблица 6

Распределение семей по числу поколений *

Годы обсле­дования Всего семей В том числе семьи с числом поколений, в %
1 (вкл. одиночек) 2 3 4
1974-1975 2520 30,8 50,0 18,7 0,5
1987 2495 33,1 42,1 23,8 1,0
2001 2375 29,3 44,6 24,8 1,3
2007 2221 26,9 41,6 29,3 2,2

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1974-1987 гг. — сельских Советов).

По этому показателю отмечена сле­дующая тенденция. Если к 1987 г., по сравнению с серединой 1970-х гг., про­исходил рост доли однопоколенных семей (до 33,1%) и семей из 3-4-х по­колений (до 24,8%), то к 2001 и осо­бенно к 2007 гг. удельный вес одно­поколенных семей снизился (до 26,9%), а доля семей из 3-4-х поколений про­должала расти (до 31,5%). Так, за 6 лет (с 2001 до 2007 г.) доля многопоко­ленных семей особенно возросла в се­лах Хндзиристан (с 15,8 до 26,5%), Аветараноц (с 23,2 до 30,9%), Ванк (с 29,8 до 40,4%).

В то же время в наиболее постра­давших во время войны селах доля семей из 3-4-х поколений, напротив, сократилась, в основном за счет отъ­

езда или гибели части населения, в ча­стности насильственной смерти ста­риков, которым трудно было выехать за пределы края. Так, с 1987 по 2001 гг. доля таких семей сократилась в селах Вардадзор — с 24,8 до 6,3%, Атерк — с 36,8 до 20,9%.

Интенсивная миграция армянской молодежи до 1987 г., естественно, вли­яла на возрастной состав сельского населения и, в частности, на рост и состав однопоколенных семей, кото­рые в подавляющем большинстве слу­чаев, как в середине 1970-х гг., так и в 1987 г., состояли из пожилой (старше 70 лет) супружеской пары либо оди­ночки — старика или чаще — пожилой женщины (в обследованных селах их было в эти годы 729 и 757), причем

21

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

процент таких семей к общему числу однопоколенных возрос за эти годы с 86,6 до 90,9%. К 2001 г. картина изме­нилась, и пожилые пары и одиночки составили в общем числе 696 однопо­коленных семей гораздо меньшую до­лю — 63,8%, т. е. по своему возрастно­му составу семьи заметно «помолоде­ли». Эта тенденция зафиксирована во всех селах, особенно — Тог (с 93,7 до 64,3%), Сос (с 86,3 до 51,0%), Атерк (с 92,9 до 53,5%). К 2007 г. дан­ный процесс продолжался в селах Вар- дадзор (с 67,3 до 65,2%), Тог (с 64,3 до 56,6%), Гиши (с 68,3 до 55,6%). Одна­ко в большинстве сел доля таких се­мей с пожилыми парами и одиночка­ми в составе однопоколенных семей вновь возросла: в селах Нахиджеваник (с 78,6 до 80,0%), Аветараноц (с 69,4 до 87,2%), Хндзиристан (с 72,6 до 83,3%), Азох (с 65,2 до 71,1%), Сос (с 51,0 до 61,5%), Ванк (с 64,9 до 82,1%), Атерк (с 53,5 до 86,5%). В це­лом доля таких семей в общем числе однопоколенных возросла к 2007 г. с 63,8 до 76,8%.

Одновременно следует подчерк­нуть, что опросы в 2001 и 2007 гг. по­казали, как было уже отмечено выше, что сельская молодежь, как правило, не намерена никуда уезжать, что да­ет благоприятную перспективу на бу­дущее.

Внушает оптимизм и определив­шаяся в последнее десятилетие тен­денция к некоторому увеличению ро­ждаемости. И это несмотря на то, что многие молодые мужчины погибли во

время войны. Немалую роль в этом играет разумная демографическая по­литика властей, направленная на ма­териальное стимулирование рождае­мости и многодетности. Так, начиная с третьего ребенка в банке на его имя открывается счет на 700 долл. США, на четвертого ребенка — счет на 1000 долл., на пятого и каждого последующего ребенка — счет на 1500 долл., на шес­того ребенка для семьи строится но­вый дом, на седьмого ребенка много­детной семье дают автомашину «Ни­ва». Деньги со счета сможет получить только сам ребенок, когда он достиг­нет совершеннолетия, но его родители до этого могут пользоваться начислен­ными банком процентами. В результа­те в республике наблюдается заметное повышение рождаемости. Например, если в 1999 г. в целом по НКР роди­лось 1500 детей, то в последние годы ежегодно рождается свыше 2000 детей6.

В семьях погибших их вдовам на каждого ребенка до достижения им 18 лет правительство выплачивает ежемесячно по 18 тыс . драмов (в 2007 г. 13 драмов равнялись 1 руб.). Если по окончании школы ребенок из такой семьи поступает в институт, то посо­бие продолжают платить до оконча­ния им учебы. В случае учебы на пла­тном отделении вуза эти дети осво­бождаются от платы. О распределении семей по числу в них детей до 17 лет (что косвенно позволяет судить о ди­намике рождаемости в целом) по об­следованным селам за период с сере­дины 1970-х гг. до 2007 г. см. табл. 7.

22

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

Таблица 7

Распределение семей по числу в них детей до 17 лет *

Годы обследо­вания Всего семей Число детей в семье, % Нет детей, %
1 2-3 4-5 6 и более
1975-1975 2520 13,4 26,2 16,4 2,1 41,9
1987 2495 15,6 30,8 7,0 0,3 46,3
2001 2375 14,6 31,5 4,8 0,1 49,0
2007 2221 17,7 33,8 4,0 0,3 44,2

*Рассчитано по данным похозяйственных книг сельских администраций (в 1974-1987 гг. — сельских Советов).

Приведенные данные свидетельст­вуют о том, что к 1987 г., по сравне­нию с серединой 1970-х гг., была от­мечена тенденция к снижению рож­даемости, в частности к увеличению доли семей с одним ребенком (с 13,4 до 15,6%), двумя-тремя детьми (с 26,2 до 30,8%) и одновременно к резкому сокращению доли многодетных семей с четырьмя и более детьми (с 18,5 до 7,3%), а также к увеличению (с 41,9 до 46,3%) доли семей, не имевших детей в возрасте до 17 лет (обычно это се­мьи, где дети были уже взрослыми, либо хозяйства одиночек). К 2001 г., еще в тяжелый послевоенный период, наблюдалось очень небольшое увели­чение доли семей с двумя-тремя деть­ми (с 30,8 до 31,5%), продолжающееся сокращение доли многодетных семей (с 7,3 до 4,9%) и увеличение процента бездетных семей (с 46,3 до 49,0%). Заметный рост доли семей с двумя- тремя детьми был отмечен лишь в се­лах, наименее пострадавших во время войны: в с. Аветараноц (с 31,4 до 39,5%), Хндзиристан (с 21,6 до 30,8%),

Сос (с 25,9 до 34,9%) и Гиши (с 34,9 до 40,8%).

К 2007 г. во всех селах, кроме с. Ги- ши, увеличилась доля семей, имевших детей до 17 лет, что привело к сокра­щению удельного веса семей, не имев­ших детей в этом возрасте, особенно в селах Аветараноц (с 46,4 до 38,2%) и Ванк (с 48,2 до 38,6%). В целом по всем селам процент семей без детей сократился с 49,0 до 44,2%, что объяс­няется определившейся в последние годы тенденцией к увеличению рож­даемости.

Наличие детей в семьях, безуслов­но, влияет на структурный состав се­мей. Проведенное обследование пока­зало, что в целом по родственному со­ставу в 10 селах, как в 1987 г., так и в 2001 и 2007 гг., преобладали семьи, состоящие из родителей с их нежена­тыми (незамужними) детьми или из брачной пары без детей, хотя доля их к общему числу семей постепенно сни­жалась (с 48,8% в 1987 г. до 45,2% в 2001 г. и до 43,4% в 2007 г.). Особен­но заметное снижение их процента во

23

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

многих селах произошло к 2001 г., на­пример, в селах Нахиджеваник (с 50,0 до 42,7%), Сос (с 41,2 до 33,9%), Гиши (с 51,6 до 38,8%), т. е. в военный и в первые годы послевоенного периода. Однако к 2007 г. удельный вес таких семей вновь увеличился: в с. Нахид­жеваник — до 53,3%, в с. Сос — до 40,1%, в с. Гиши — до 43,5%.

За период с 1987 до 2001 г., как ре­зультат войны, во всех селах увеличи­лась доля нехарактерных для сельских армян неполных семей, состоявших из матери, б\льшей частью вдовы, с де­тьми, особенно в селах Нахиджеваник (с 3,1 до 12,0%), Хндзиристан (с 1,0 до 10,1%), Гиши (с 1,7 до 7,0%), Атерк (с 3,8 до 8,6%). В ряде случаев вдова с детьми переходила жить либо к роди­телям (или одному из них) погибше­го мужа, либо к своим родителям. К 2007 г. доля таких семей в этих селах несколько снизилась: в с. Нахиджева- ник — до 9,7%, в с. Хндзиристан — до 7,6%, в с. Гиши — до 6,8%, в с. Атерк — до 5,4%. В селах Вардадзор, Аветара- ноц, Азох и Тог она, напротив, стала еще выше: соответственно — 11,8; 9,3; 10,5 и 12,8%.

Практически мало изменилась за 20-летний период доля сложных се­мей, включающих в свой состав одно­го или обоих родителей мужа (в 1987 г. она составила 20,7%, в 2001 г. — 20,0%, в 2007 г. — 20,9%), и доля более ус­ложненных семей, в которых родители жили с женатыми и неженатыми (не­замужними) детьми и внуками (соот­ветственно — 3,4; 2,8; 3,1%). Одновре­

менно несколько увеличилась доля се­мей, отнесенных в разряд «прочие» (с 6,5% в 1987 г. до 7,9% в 2001 г. и 9,2% в 2007 г.). Это семьи, в которых жили, например, брачная пара (или один из супругов) с невесткой-вдовой или с внуками, матери с разведенной дочерью и внуками, сестра или брат главы семьи, племянники, две неза­мужние сестры, два неженатых брата. За период с 2001 до 2007 гг. увеличи­лось с 14 до 25 число неразделенных семей, состоявших из родителей и двух женатых сыновей либо из двух жена­тых братьев.

Как показали наблюдения, в семьях карабахских армян в целом продол­жают сохраняться такие этнокультур­ные традиции, как гостеприимство, вза­имопомощь, главенство старшего в доме мужчины, глубокое уважение к старшим, признание их авторитета, трудовых заслуг. Правда, приходилось слышать и мнение стариков о том, что война отрицательным образом повли­яла на отношения между людьми, ко­торые стали жестче, что прежнего ува­жения к старшим уже нет.

Этническая специфика в основном сохраняется в семейной обрядности и особенно в таких важных обрядах жиз­ненного цикла, как свадебные и похо­ронно-поминальные. В 2001 г. в с. Сос мне удалось присутствовать на свадь­бе и похоронах, в с. Хндзиристан — на поминках по случаю годовщины смер­ти одной пожилой жительницы села, в с. Гиши — на предсвадебном обряде «взятия невесты в гонах», т. е. в гости

24

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

в семью жениха; в 2007 г. — на дне ро­ждения дочери-студентки, в с. Хндзи- ристан — на проводах призывника в армию. Кроме того, в эти годы я про­смотрела несколько видеокассет с за­писями свадеб, дней рождения детей- подростков, крещения маленького ребенка.

Обычай видеосъемки знаменатель­ных событий, в первую очередь сва­деб, был воспринят в Нагорном Кара­бахе из Армении, где он, появившись в 1980-е гг., получил широкое распро­странение в 1990-е гг. сначала в го­родской обывательской среде, а затем и в сельской. В результате оператор с видеокамерой постепенно становится новым и довольно важным персона­жем современной армянской свадьбы7. Уже в конце 1990-х — начале 2000-х гг. этот обычай стал характерным не толь­ко для городского быта карабахских армян, но и для сельского. Просмотр видеокассет с записями как городских, так и сельских свадеб, проведенных в Карабахе в 2000-е гг., показал, что от­мечаются они с большим размахом. Приглашается множество гостей, на­крываются столы с обилием закусок, напитков, обязательным набором из трех-четырех горячих блюд, фрукта­ми, печеными сладостями; торжества сопровождаются игрой музыкантов и народными танцами и песнями.

По-прежнему свадьба карабахских армян включает в себя три основных момента: сговор (хнамахос), обруче­ние (ншандрек) и свадебный пир (Иар- саник). Сговор уже в 1980-е гг. совер­

шался нередко формально, т. к. моло­дые люди в большинстве случаев пред­варительно сами решали вопрос о бра­ке. Обязательным обрядом, как прави­ло, считается обручение, когда в дом девушки приходят жених, его родите­ли (либо один из них), кто-нибудь из близких родственников жениха и пре­подносят ей обручальный подарок в качестве залога (ншан).

Во время самой свадьбы по-пре­жнему большое значение придается ее кульминационному моменту — перево­зу невесты в дом жениха, роли обя­зательных свадебных персонажей — посаженого отца (пелли), свиты жени­ха и ее главы (макаров и макарбаши), брата и сестры невесты (Иарснахпер и Иарснакуйр), некоторым послесвадеб- ным обрядам, например, совершаемо­му через неделю после свадьбы обряду «мытья головы» невесты — клохлван, последующему визиту молодых в дом родителей невесты — гонах.

Хотя многочисленные в прошлом обряды магического характера, напра­вленные на то, чтобы уберечь моло­дых от «злых сил», обеспечить им пло­дородие и благополучие в будущей семейной жизни, либо исчезли, либо потеряли прежний смысл, некоторые из них устойчиво сохраняются. На­пример, в доме невесты готовится «сва­дебное дерево» (Ъарси царр), украшен­ное фруктами, сладостями, мишурой, а сверху курицей, которое для молодых выкупает пелли; когда невесту подво­дят к дому жениха, его мать обсыпает девушку орехами, конфетами, зернами

25

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

пшеницы, в рот молодым дает по лож­ке меда; под ноги им кладут прине­сенные из дома невесты две тарелки, которые они должны разбить одним ударом, либо первой разбивает тарел­ку невеста (в Армении это должен сде­лать жених); в знак пожелания моло­дой первенца-сына ей на колени са­жают маленького мальчика. В ряде случаев сохраняется сопровождающий­ся игрой музыкантов и танцами тра­диционный обряд мсацу, при котором накануне свадебного пира в доме же­ниха режут теленка или другой скот для приготовления «свадебного мяса»; при этом в дом невесты сторона же­ниха отправляет барана, украшенно­го красной лентой, а также несколько бутылок вина и водки.

В день свадьбы из дома жениха в дом невесты принято также посылать нечетное число испеченных сладких изделий — биши — с начинкой из муки, сахарного песка и масла. В ответ сто­рона невесты посылает в дом жениха уже четное число подобных изделий, а для самой невесты — одно такое изде­лие и халву. Стойко существует обы­чай передавать после брачной ночи от матери жениха матери невесты в знак «чистоты» ее дочери красные яблоки и бутылку красного вина или коньяка, перевязанную красной лентой. Раньше по этому поводу посылали простыню с постели новобрачных, при этом зва­ли соседей, чтобы все удостоверились в девственности невесты.

Коротко опишу свадьбу в с. Сос, на которой мне довелось присутствовать

в 2001 г. К 11 часам утра, вместе с сельским старостой, в доме которого я остановилась, мы подошли к дому же­ниха. Во дворе уже собрались мужчи­ны, главным образом друзья жениха — макары; приехали также его родст­венники из Армении. Здесь же нахо­дился и оператор с видеокамерой. Ут­ром рано жених вместе с ним ходил на кладбище к могилам павших в Кара­бахской войне односельчан, чтобы, как он сказал, «в знак глубокого ува­жения почтить их память». Вскоре для друзей жениха во дворе накрыли стол, на нем были хлеб, сыр, помидоры, вод­ка, в качестве горячих блюд подали сначала хаш, а затем хоровац. Около 12 часов дня заиграли музыканты, жен­щины начали танцевать круговые тан­цы, из дома жениха его родственницы вынесли подносы со свадебной одеж­дой для невесты, фруктами, сладостя­ми, огромным тортом, коробками шо­коладных конфет, бутылками коньяка; макарбаши взял в руки перевязанный красной лентой и украшенный грана­том шампур с нанизанными кусочка­ми шашлыка. У жениха и посаженого отца в петлицах было по белому цвет­ку. Затем часть участников процессии села в пять легковых машин, первая из которых, главная, в которой сидел же­них, была украшена изображением двух белых голубей с белыми кольца­ми в клювах, а также белыми цветами, и они поехали к дому невесты.

В доме невесты начался обряд оде­вания ее в свадебное платье. Это пла­тье, купленное стороной жениха гото­

26

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

вым, было бледно-сиреневого цвета, с широко стоящей, наподобие криноли­на, юбкой, для чего вовнутрь ее была специально пропущена тонкая прово­лока. Невесту одевала жена пелли, ей помогали, а также причесывали де­вушку ее подружки. Когда невеста бы­ла одета, в руки ей дали букет белых цветов, открыли коробки конфет и всех угостили, после чего невесту в окру­жении ее подружек сначала заснял ви­деокамерой оператор, а потом один из родственников сфотографировал на па­мять. Затем жених и пелли вывели не­весту на веранду, где был накрыт сла­дкий стол с шампанским. Поскольку отец невесты погиб, новобрачных по­здравил и пожелал им счастья ее дед. Когда невесту выводили из дома, ее младший брат, по традиции, прегра­дил процессии дорогу, требуя выкупа от пелли.

Во дворе вновь начались танцы, во время которых танцующим давали шабаш (потом эти деньги отдавали музыкантам). Немного танцевала и не­веста. После этого с танцами, громки­ми возгласами «ура!» все направились к Дому торжеств. Там сели за пять длинных столов, причем мужчины с одной стороны, а женщины и дети — с другой. Для жениха и невесты, пелли, его жены и макарбаши был накрыт от­дельный стол на сцене, на фоне ков­ра, на котором ватой были изображе­ны два голубя с кольцами в клювах и написанные по-армянски слова: лю­бовь, надежда, вера. На столах были различные салаты, рыба, блинчики с

мясом, бастурма, маслины, зелень, сыр, хлеб, виноград, печеные сладо­сти, напитки (вино, водка, лимонад, минеральная вода «Джермук», «Фан­та»). Затем в следующем порядке по­дали четыре горячих блюда — рис с отварным мясом, хоровац, хашламу, долму. Перед женихом и невестой по­ставили Иарси царр, украшенное гра­натами, конфетами, а сверху курицей, а также несколько коробок шоколад­ных конфет.

Торжество сопровождалось много­численными тостами — за новобрач­ных, их родителей, за светлую память павших воинов-односельчан, за при­сутствующих, а также народными тан­цами и песнями. Во время танца же­ниха и невесты макары с громкими возгласами подкидывали жениха вверх. К половине пятого торжество закон­чилось, и свадебный поезд направился к дому жениха. Жених и невеста шли в окружении пелли, его жены, макарба- ши и макаров. Молодежь вновь по до­роге много танцевала и громко кри­чала «ура!». На пороге дома жениха молодых встречали его родители, по­сыпали им на головы конфеты, а под ноги поставили две тарелки, причем первой тарелку разбила невеста.

Вечером того же дня свадьба, но уже со стороны жениха, продолжилась в Доме торжеств. К половине девятого вечера здесь собрались гости, пригла­шенные стороной жениха. Большинст­во гостей приносили с собой в качест­ве подарка деньги, которые вручали матери жениха. Близкие родственники

27

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

жениха, уже во время застолья, одари­вали невесту золотыми украшениями.

На столах был примерно тот же на­бор блюд, только вместо хашламы по­дали куркут со свининой. Вновь зву­чали многочисленные тосты, притом тот, за чье здоровье произносился тост, должен был подняться на сцену и при­соединиться к танцующим. Читали сти­хи, мать жениха взяла слово и спела песню, затем все хором пели новую песню «Мой любимый Арцах» («Им сиров Арцах»). Танцы продолжались почти без перерыва до полуночи. На этом свадебное торжество закончи­лось. И жених и невеста стали счи­таться в глазах общества мужем и же­ной. По существующей у армян тра­диции молодожены оформляют граж­данскую регистрацию брака, как пра­вило, позднее, обычно накануне рож­дения первого ребенка.

Примерно так проходили в 2001 г. в селах Нагорного Карабаха все свадь­бы. Конечно, несмотря на то, что сва­дьба рассматривается как важнейшее событие в жизни каждого человека, которое полагается достойно отме­тить, и поэтому к ней готовятся зара­нее, пышность той или иной свадьбы во многом зависела от благосостояния людей, особенно переживших тяже­лые военные и послевоенные годы. В 2001 и 2007 гг. мне встречались неко­торые семьи, которые не в состоянии были отметить весь свадебный цикл, в частности обручение, дать дочери хорошее приданое (по сравнению с 1970-80-ми гг. сейчас приданое в це­

лом стало намного скромнее и вклю­чает в себя только два комплекта по­стельных принадлежностей, посуду и одежду, а мебель, телевизор, холо­дильник и т. п. уже, как правило, не дают), преподнести невесте много до­рогих украшений (обычно их насчи­тывается от 5 до 10).

В отношении похоронно-помина­льной обрядности следует отметить, что если с конца 1970-х гг. в здешних селах, как и в селах Армении, намети­лась тенденция к сокращению поми­нальных дней, в частности, к объеди­нению некоторых из них, то затем, вследствие большого числа жертв пе­режитой войны, весь поминальный цикл был восстановлен. Поминки вновь стали в обязательном порядке прово­дить в день похорон, на следующий после похорон день (инкнаИог), на 7-й, 40-й дни после смерти и в годовщи­ну (ее отмечают ровно через год в день смерти), когда примерно за неде­лю раньше срока на кладбище уста­навливают памятник (его стоимость составляет от 150 до 200 тыс. драмов). В 2001 г. только жители с. Гиши мне говорили, что они по-прежнему, как правило, объединяют 7-й и 40-й дни и многолюдные поминки устраивают на 7-й день, а на 40-й день собирают­ся только самые близкие родственни­ки. По материалам 2007 г., этот обы­чай вошел в жизнь и в селах Ванк и Хндзиристан. При этом похороны, включающие в себя целый ряд тради­ционных элементов, в послевоенный период стали еще более многолюд­

28

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

ными и требуют больших материаль­ных затрат (в частности, поминальный стол стал мало чем отличаться от сва­дебного), что вызывало обоснованное недовольство со стороны стариков.

По традиции похороны проводятся на третий день после смерти, обычно начинаются в 12 час. дня. Однако по- прежнему не полагается хоронить в понедельник. Если все же приходится это делать, то тогда похороны назна­чают на час позже положенного сро­ка — в 13 час., а на инкнаког идут, на­оборот, на час раньше. В день похорон принято приносить в дом покойного деньги (обычно по 1 тыс. драмов), в другие поминальные дни — коньяк, водку, коробку шоколадных конфет. К числу новшеств в отношении похо­ронно-поминального цикла, зафикси­рованных в 2007 г., относились сле­дующие. По рекомендации местного священника из с. Ванк Тер-Ованеса, пользующегося большим авторитетом, жители этого села в последние три года стали готовить на поминальный стол вместо нескольких горячих блюд только одно — хашламу с отварным картофелем. Кроме того, он посовето­вал возвратиться к традиционному обычаю, когда женщины в похоронах не участвовали, и вот уже с 2004 г. сельчане придерживаются его наказа. Если раньше на кладбище полагалось приносить еду и водку, то сейчас при­носят только цветы.

К числу официальных праздников, отмечаемых сейчас в Нагорном Кара­бахе, относятся, помимо новогоднего,

праздник Материнства и Красоты — 7 апреля, День Победы и День осво­бождения Шуши — 9 мая, День провоз­глашения Нагорно-Карабахской рес­публики — 2 сентября, День незави­симости Республики Армения — 21 сен­тября. Постепенно восстанавливаются и такие забытые здесь в советский пе­риод (к 1930 г. в Карабахе были за­крыты все церкви) христианские празд­ники, как Рождество и Пасха, а также обряды венчания и крещения. Прежде всего это происходит в селах, находя­щихся поблизости от действующих церквей, в особенности в с. Ванк, рас­положенном рядом со средневековым храмом Гандзасар. Уже к 2001 г. в На­горном Карабахе были отреставриро­ваны и открыты 17 церквей, в т. ч. по­строена одна новая, ведутся работы по восстановлению и строительству других.

Одновременно по-прежнему среди карабахских армян, как и в Армении, бытует дохристианский обряд жертво­приношения — матах. Его совершают возле старых церквей, часовен или священного места — сурба, имеющего­ся в каждом селе (священный, по на­родным представлениям, камень, де­рево, родник, гора). Об архаичности и укорененности этого обычая свиде­тельствует тот факт, что в язык кара- бахцев, как и других армян, давно и прочно вошли в качестве ласкатель­ных выражения «ес кез матах» («я те­бе жертва»), «матах ем» («я есть жерт­ва»). Жертвенное мясо, сейчас в ос­новном петуха, полагается затем сва­

29

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

рить дома и разделить на семь домов. Голову и лапки петуха, а также крас­ные ленточки привязывают к ветвям находящегося у сурба дерева.

Поскольку сейчас жители Караба­ха получили, наконец, возможность смотреть телепередачи из Армении, то они узнали, по их словам, «из те­левизора» о распространенном там древнем празднике Дерендез, осно­ванном на культе огня как символа возродившегося Солнца. Инсцениро­вка этого праздника с театрализован­ной постановкой традиционной армян­ской свадьбы с последующим разжи­ганием костра и перепрыгиванием через него новобрачных была органи­зована 14 февраля 2001 г. энтузиа­стами из отдела культуры Гадрутско- го района и школьным театральным коллективом в с. Азох. Я имела удо­вольствие посмотреть это мероприя­тие на видеокассете и убедиться, с каким восторгом оно было восприня­то сельскими жителями, заполнив­шими до отказа клуб.

Во время своих поездок я посеща­ла школы, клубы, библиотеки, детские сады, больницы. Особенно благопри­ятное впечатление производили шко­лы. Несмотря на то, что школьные здания и имеющийся в них инвентарь нередко еще оставались старыми, они, по возможности, отремонтированы, в т. ч. и спортивные залы, в помещениях очень чисто, школьники аккуратно и даже нарядно одеты; практически все учителя с высшим образованием; бо­лее половины выпускников продолжа­

ют свою учебу в вузах и техникумах Карабаха и Армении. В 2007 г., по сра­внению с 2001 г., в школах появились компьютеры. Целый компьютерный класс, подаренный «Союзом армян России», имеется в школе в с. Авета- раноц. Компьютеры в школу с. Азох подарило правительство НКР. В этой школе, здание которой было построе­но в 1934 г., в 2007 г. было 126 учени­ков, 24 учителя, все из которых, за ис­ключением учителя физкультуры, имели высшее образование. Из 8 вы­пускников 2006 г. четверо поступили в Арцахский госуниверситет, трое — в училища. Конечно, в школах Карабаха еще многого не хватает, в частности, не везде еще есть современное лабора­торное и компьютерное оборудование, не во всех школах есть учителя ино­странных языков, не везде работают финансировавшиеся прежде колхоза­ми школьные столовые.

В то же время если в 2001 г. ни в одном из обследованных сел не было детского сада, то в 2007 г. детские са­ды работали в 8 из 10 сел, за исключе­нием небольших сел Нахиджеваник и Вардадзор. 23 мая 2007 г. детский сад на 50 мест был открыт в с. Хндзири- стан. В нем две группы; в младшей — дети от двух с половиной до четырех лет, в старшей — от четырех до пяти с половиной лет. В отремонтированном помещении — две спальни и две игро­вые комнаты с хорошей мебелью. Пер­сонал детского сада состоит из заве­дующей, двух воспитательниц, двух нянь, музыкального работника, повара

30

Тер-Саркисянц А.Е. Современная этнокультурная ситуация в Нагорном Карабахе

и его помощника, санитарки и сторо­жа. За счет благотворительного Все- армянского фонда «Айастан» все дети содержатся в этом детском саду бес­платно. Ничего не платят за находя­щихся в детском саду детей и родите­ли в с. Тог. В других селах родители платят за детский сад 2 тыс. драмов в месяц.

В с. Тог на средства благотвори­телей в течение нескольких послед­них лет существует музыкальная шко­ла. В ней 30 учеников, пять педаго­гов, все с высшим образованием. Пе­дагоги еженедельно приезжают на три дня из г. Степанакерта, где они живут. Занятия проводятся по клас­сам фортепиано, скрипки и народно­го музыкального инструмента канон; есть также хор.

В заключение отмечу, что собран­ные мною в 2000-х гг. полевые мате­риалы показывают, что в целом на со­хранение карабахскими армянами эт­нокультурных традиций война факти­чески не столь уж сильно повлияла, за исключением того, что сейчас, в еще трудный послевоенный период, народ стал жить беднее, поэтому многие об­ряды проводятся, по словам местных

жителей, «по сокращенной програм­ме». Конечно, при этом я не имею в виду те человеческие жертвы, которые были принесены в борьбе за незави­симость. Разумеется, в Нагорном Ка­рабахе еще многое предстоит сделать и по залечиванию губительных ран, нанесенных войной, в т. ч. и тяжелей­ших травм в душах людей, и по разви­тию социально-экономической и куль­турной жизни, а для этого важно мир­ное политическое урегулирование за­старелого карабахского конфликта. Ес­ли в регионе будет стабильный мир, то вполне обоснована надежда на его экономическое, культурное и демо­графическое процветание, поскольку для этого уже имеются определенные предпосылки: наметившееся оживле­ние экономики, приостановление ми­грации молодежи, сокращение доли однопоколенных семей, состоящих из лиц пожилого возраста, тенденция к повышению уровня рождаемости. Не­маловажную роль играет и такой фак­тор, как высокий моральный дух кара- бахцев, присущий им на протяжении всей их многовековой истории, их безграничная любовь к своей земле и стремление к свободе.

31

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 203

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Закон был опубликован в газете «Бакинский

рабочий» 7.01.1992.

2 Экспедиционная поездка состоялась при фи­

нансовой поддержке Российского гумани­тарного научного фонда (РГНФ) согласно проекту № 07-01-18881е. Подробный отчет об экспедиции сдан в Научный архив ИЭА РАН.

3 Подробнее см.: Нагорно-Карабахская респуб­

лика. Путь к вершинам. Степанакерт, 2001.

С. 40-51; Заяц Д.В. Нагорно-Карабахская республика // География. № 43 (770). 16-22 ноября. М., 2004. С. 3-14.

4 Описание этого костюма см.: Лисициан С.Д.

Очерки этнографии дореволюционной Ар­мении // Кавказский этнографический сбор­

ник. I. М. 1955. С. 223-226; АвакянН.Х. На­родная одежда армян Арцаха в XIX — начале XX в. // Хозяйство и материальная культура народов Кавказа в XIX-XX вв. (Материалы к «Кавказскому историко-этнографическому атласу»). Вып. I. М., 1971. С. 209-223.

5 Лисициан С.Д. Указ. раб. С. 218.

6 Ежегодная рождаемость в Нагорном Карабахе

превышает 2000 чел. // Арцах. № 3-4. Март- апрель. Ежемесячное приложение к изданию Постоянного представительства НКР в Мо­скве «Карабахский курьер». М., 2007. С. 22.

7 См.: Шагоян Г.А. Оператор как новый персо­

наж армянской свадьбы // Этнографическое обозрение. № 2. М., 1999.

Подписано к печати 25.06.2008 Тир. 100 экз. Печ. л. 2,0 Заказ № 38 УОП Института этнологии и антропологии РАН, Ленинский пр., 32 А.

32

По вопросам приобретения материалов обращаться по адресу: 119334, Москва, Ленинский проспект, д.32 а. Институт этнологии и антропологии РАН тел. 938-00-19, 938-58-79 E-mail: INFO@IEA.RAS.RU fax: (7-095) 938-06-00

Тер-Саркисянц Алла Ервандовна — доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела Кавказа Института этноло­гии и антропологии РАН, действительный член Российской академии естественных наук. Специалист в области этнографи­ческого арменоведения: этногенез и этническая история, этно­культурные традиции и их развитие, традиционная и современ­ная семья, армянская диаспора в мире. Автор более 160 публи­каций, в том числе монографий «Современная семья у армян (по материалам сельских районов Армянской ССР)». М., 1972. 208 с.; «Армяне. История и этнокультурные традиции». М.. 1998. 397 с.; «История и культура армянского народа с древней­ших времен до начала XIX в.». М., 2005. 686 с.

Ter-Sarkisjanc Alla Ervandovna — Ph.D. (Doctor of historical sci­ences), the leading research fellow of the Caucasus department of the Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Acad­emy of Sciences, the Full Member of the Russian Academy of Natu­ral Sciences. The specialist in ethnogenes, ethnic history and ethnic traditions of Armenians, traditional and modern Armenian families, Armenian diaspora in the world. She is the author of more than 160 scientific works including the monographies «Modern Armenian families (according to the information of rural regions of the SSR of Armenia)». M., 1972, 208 p.; «The Armenians. History and ethnocul­tural traditions». M., 1998. 397 p. «History and culture of Armenian people from ancient times till the beginning of the XIX century». M., 2005. 686 p.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *