Рубрики
Новости

Архаичная механика выборов в США может повлиять на мировой рынок нефти

Голубой конверт

Архаичная механика выборов в США может повлиять на мировой рынок нефти

АЛЕКСАНДР МАЛАНИЧЕВ

Приглашенный профессор РЭШ

В октябре 2020 года стало понятно, что второй волны коронавируса в ключевых экономиках западного мира избежать не удастся. Ряд европейских стран ужесточают ограничительные меры. Из-за неопреде­ленности восстановления мирового спроса цена на нефть уже который месяц держится на уровне чуть выше $40/барр.

Вторым важным фактором мирового рынка нефти после эпидемиологической обстановки стала поли­тика Федеральной резервной системы (ФРС), которая подбрасывает долларовую ликвидность в топку фондовых и товарно-сырьевых рынков.

Третьим фактором, который вносит некоторую неопределенность в текущую рыночную ситуацию, стали выборы американского президента, которые пройдут 3 ноября 2020 года. Республиканский и демократи­ческий кандидаты имеют разные взгляды на развитие энергетической отрасли, стимулирование эконо­мики и внешнюю политику. Поэтому исход выборов в США способен существенно повлиять как на миро­вую экономику, так и на рынки энергоносителей.

Попробуем подвести итоги развития ситуации на мировом рынке нефти в III квартале 2020 года и проана­лизировать влияние на него коронакризиса, политики ФРС и американских выборов.

ОХ, ЛЕТО КРАСНОЕ

В целом III квартал 2020 года стал весьма благоприят­ным для рынка нефти. Период летних отпусков и каникул в учебных заведениях, повышенная солнечная инсоляция, способствующая выработке витамина D, вселяли надежду на то, что пик коронакризиса пройден и мировой рынок нефти будет восстанавливаться опережающими темпами.

Благодаря отмене карантинов по всему миру ми­ровой спрос на нефть вырос на беспрецедентные 9 млн барр/сут. по отношению к предыдущему кварталу (см. «Изменение мирового спроса на нефть по отношению к предыдущему кварталу и его декомпозиция»). В лидерах роста оказалась Северная Америка, в то время как Евро­па и Азия поделили второе место.

Значение спроса превысило 94 млн барр/сут., что на 8 млн барр/сут. хуже результата III квартала пре­дыдущего года. Сравнение с этим кварталом показыва­ет, что в абсолютной метрике наиболее сильный удар коронавирус нанес рынкам нефти Северной Америки ( — 3 млн барр/сут.), Азии ( — 1,8 млн барр/сут.) и Европы ( — 1,7 млн барр/сут.).

Однако если рассматривать процентное изменение спроса на нефть, то Азия оказывается менее пострадав­шей. В указанных регионах спрос упал на 14, 5 и 12%, со­ответственно. Таким образом, результативные методы борьбы с коронакризисом в Азии в виде жестких закры­тий городов, массового тестирования и отслеживания вирусоносителей с помощью приложений отразились в цифрах спроса на нефть.

ИЗМЕНЕНИЕ МИРОВОГО СПРОСА НА НЕФТЬ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПРЕДЫДУЩЕМУ КВАРТАЛУ И ЕГО ДЕКОМПОЗИЦИЯ

млн барр/сут.

3кв18 1кв19 3кв19 1кв20 3кв20 1кв21

■ Сев.Америка ■ Юж.Америка ■ Европа ■ Ближн.Вост. ■ Азия ■ Африка ■ Евразия

Тренд

Сезонность

Колебания Спрос (п.ш.)

Источник: составлено автором по данным EIA

В Центральной и Южной Америке спрос в III квартале 2020 года оказался на 9% ниже, чем год назад, на Ближ­нем Востоке — на 7%, в странах бывшего СНГ и Афри­ке — всего на 4%.

За снижение мирового спроса на нефть в III квартале 2020 года по отношению к предыдущему кварталу на 9% отвечают две ключевые отрасли: дорожный и авиацион­ный транспорт. Снижение потребления моторного топлива автомобилями в мире составило 7%, причем этот показа­тель в Китае практически вышел на докризисный уровень.

Ситуация в авиационной отрасли по-прежнему критиче­ская. Мировое потребление керосина на 57% ниже пред­кризисных значений. Даже в сравнительно благополуч­ном Китае из-за ограничений международных перелетов падение спроса на керосин составило 38%.

ВТОРАЯ ВОЛНА

С наступлением осени и падением температуры рас­пространение COVID-19 приобрело в Северном полуша­рии новое ускорение. Эпидемиологи ожидают, что ин­тенсивность заболеваемости вирусом усилится зимой. Считается, что бессимптомные носители коронавируса становятся более заразными, когда переносят на ногах традиционную сезонную простуду. Рост респираторных заболеваний обычно возрастает, когда температура воз­духа опускается ниже 10°С.

В октябре 2020 года в мире количество новых случаев заболеваний COVID-19 продолжает расти. Особенно четко вторая волна прослеживается в США, Франции, Бельгии, Италии, Польше и Чехии. Смертность растет, но остается существенно ниже весеннего периода. С другой стороны, ситуации в Великобритании стабилизируется, а в Индии, Бразилии и Израиле — улучшается.

Состояние общества многих стран, переживших жест­кий локдаун весной 2020 года, достигло своего рода «коронной усталости», и теперь введению новых огра­ничительных мер оказывается сопротивление. Предста­

вители малого бизнеса и коронадиссиденты ссылаются на сравнительно успешный опыт преодоления первой фазы кризиса экономиками Швеции и Белоруссии.

Науко-ориентированная прослойка мирового сообще­ства, условно возглавляемая Билом Гейтсом, нацеливает­ся на разработку вакцины от COVID-19. Ее потенциальная результативность косвенно подтверждается неплохими результатами существующих вакцин против коронавиру­сов домашних животных и испытаниями на добровольцах.

Лидеры фарминдустрии Pfizer и Moderna обещают за­вершить третью фазу клинических испытаний вакцин от коронавируса в октябре-ноябре текущего года. Испы­тание многих других вакцин затянется до следующего года (всего их насчитывается около 70). На массовое производство, логистику и вакцинирование потребует­ся существенное время, поэтому 2021 год может стать вторым потерянным годом для международных путе­шествий и спроса на авиационный керосин.

Продолжительные ковидные карантины стимулируют развитие дистанционной работы, образования и обще­ния, что негативно для восстановления спроса на нефть (см. «Изменение потребительских предпочтений в ходе коронакризиса»). Другими словами, изменение потреби­тельских предпочтений вызовет структурное изменение спроса на нефть. Дополнительный переход трудящихся на удаленную работу означает, что десятки миллионов людей в развитых странах сильно сократят интенсив­ность передвижения на своих автомобилях.

Только один этот фактор для 2021 года означает сни­жение мирового спроса на нефть на 0,6-1 млн барр/сут. В совокупности с ограничением авиаперелетов и сокра­щением потребления другими отраслями в оптимис­тичном сценарии потребление 2021 года ожидается на уровне 99 млн барр/сут., что на 6 млн барр/сут. выше объема 2020 года, но на 3 млн барр/сут. ниже максимума 2019-го.

Если же вторая волна коронавируса приведет к повто­рению жестких ограничений в ключевых экономиках

ИЗМЕНЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ В ХОДЕ КОРОНАКРИЗИСА

Компания Accenture провела глобальное исследование, посвященное долгосрочной тенденции потребления. Были опрошены 8800 человек в 20 странах. Главный вывод исследования: «Пандемия коронавируса и переориентация людей на локальное потреб­ление приведут к так называемому десятилетию жизни дома — дискомфорт от нахождения в общественных местах и путеше­ствий в сочетании с повсеместным снижением доходов заставят людей существенно больше времени проводить дома и в целом локализуют жизнь в пределах своего микрорайона».

69 % респондентов ожидают, что большую часть времени в течение ближайших шести месяцев они будут проводить у себя дома. Онлайн становится главным окном в мир.

53% респондентов, которые раньше не работали дома, хотели бы теперь работать удаленно.

56% потребителей заявили, что пандемия подтолкнула их к совершению покупок в магазинах по соседству — ездить далеко за покупками они на намерены.

54% опрошенных признались в том, что стали больше экономить при совершении покупок и будут это делать и дальше.

Источник: Accenture

мира, то мировой спрос на нефть в 2021 году может за­держаться на среднем уровне 2020 года 93 млн барр/сут.

Многие аналитические агентства и даже крупные нефте­газовые компании (BP) теперь прогнозируют, что мировой спрос на нефть либо никогда не восстановится на докри­зисном уровне 102 млн барр/сут., либо это произойдет через весьма продолжительный срок.

Например, если компания Rystad Energy до панде­мии ожидала пик мирового спроса на нефть в 2030 году на уровне около 107 млн барр/сут., то теперь из-за пове­денческих изменений и административных ограничений, вызванных COVID-19, пик потребления прогнозируется в 2029 году в объеме всего 102 млн барр/сут., то есть на уровне исторического максимума 2019 года.

НОВЫЕ ВВОДНЫЕ ОТ ФРС

Известно, что нефть является инвестиционным това­ром, цены на который номинированы в американских долларах. Поэтому на ее цену влияют финансовые пока­затели экономики США — инфляция и курс доллара отно­сительно корзины мировых валют. В первую очередь они зависят от состояния дел в экономике и политике США, ожиданий инвесторов и денежно-кредитной политики, проводимой независимым регулятором — Федеральной резервной системой США.

Последнее заседание ФРС, которое закончилось 16 сентября, уточнило планы регулятора. Прогноз по росту ВВП США в 2020 году пересмотрен вверх, а на 2021­2022 годы темпы роста немного понижены. Как обычно, ФРС сетует на крайне высокую неопределенность и не­предсказуемость экономической ситуации — на этот раз из-за COVID-19.

ФРС прогнозирует возврат к цели по инфляции в 2%. Но теперь Федрезерв предполагает повышение ставки лишь тогда, когда инфляция будет некоторое время пре­вышать 2%. По ожиданиям ФРС, это случится не ранее чем через четыре-пять лет. Повышение цели ФРС по ин­фляции в целом благоприятно для цены на нефть и фон­дового рынка США.

В краткосрочном периоде ФРС склонна ожидать за­медления восстановления экономики, что соответствует действительности, и считает целесообразной дополни­тельную фискальную поддержку. Регулятор продолжит покупать облигации на $120 млрд и более (если потребу­ется) ежемесячно, чтобы «способствовать созданию бла­гоприятных финансовых условий».

В результате непомерных расходов правительства США на борьбу с эпидемией коронавируса и ее экономически­ми последствиями дефицит бюджета Соединенных Шта­тов уже достиг $3 трлн и, по прогнозам бюджетного управ­ления Конгресса, может дойти до уровня 1945 года — 16% от ВВП. По мнению крупнейших банков, дело движется к дефициту в $3 трлн, чего не наблюдалось со времен Вто­рой мировой войны.

Госдолг США с января 2020 года увеличился с 108 до 123% ВВП и продолжает расти. Объем активов на ба­лансе ФРС уже составляет треть ВВП США, и к окончанию

коронавирусного кризиса он может вырасти до $10 трлн.

ФРС не видит проблемы в росте ни госдолга США, ни ба­ланса ФРС. Теоретически вмешательства подобного мас­штаба могут оказать существенное влияние не просто на уровень инфляции, но и на структуру экономики, так как ведут к перекосам в цене различных активов. Фондо­вый рынок США уже штурмует докризисные максимумы на фоне растущего числа банкротств в экономике и вто­рой волны коронавируса.

От роста необеспеченной ликвидности страдает и аме­риканский доллар. Его стоимость по отношению к кор­зине валют снизилась с 88 в 2018 году до 94 в текущем году (индекс DXY), что благоприятно для цены на нефть. Из-за увеличения дефицита счета текущих операций США и сокращения внутренних сбережений в течение года доллар может подешеветь на 35-36%. Такой апокалипти­ческий прогноз дают глава компании AG Bisset, специа­лизирующейся на управлении валютными рисками, и американский экономист, старший научный сотрудник Йельского университета и бывший председатель совета директоров Morgan Stanley Asia Стивен Роуч.

Несложно предположить, что в случае улучшения фунда­ментальных показателей мирового рынка нефти в средне­срочной перспективе накопленная денежная масса приве­дет к бурному росту цен. На более отдаленных горизонтах надувание пузыря на фондовом рынке США и предпосылки к росту инфляции могут привести к очередному финансо­вому кризису, который ударит по нефтяным ценам. Остает­ся только рассчитывать, что современная автоматизация и цифровизация экономики вместе с китайским импортом не позволят втянуть экономику США в спираль стагфляции, как это случилось в 70-е годы прошлого века.

Глава ФРС Джером Пауэлл не видит тесной взаимосвя­зи между количественным смягчением (QE) и финансовой стабильностью, а также считает, что последнее восста­новление характеризуется отсутствием «пузырей». Нас­тораживает, что еще совсем недавно один из предыдущих глав ФРС Бен Бернанке так же уверенно рассказывал об отсутствии «пузырей» на рынке жилья вплоть до осени 2007 года. Позднее детонация «пузыря» на американском ипотечном рынке привела к мировому финансовому кри­зису 2008-2009 годов.

Ожидается, что в ближайшее время благодаря продол­жению количественного смягчения рынок по-прежнему будет наполнен ликвидностью. Это позволит расти фи­нансовым активам, включая фьючерсы на нефть. Однако такая благостная картина становится не столь очевидной из-за неопределенности исхода американских выборов в ноябре текущего года.

ПРОБЛЕМА 3 НОЯБРЯ

На момент выхода данного номера журнала предва­рительные результаты выборов президента США, трети состава Сената, полного состава Палаты представителей, а также губернаторов ряда штатов, которые состоятся 3 ноября 2020 года, будут уже известны. Но это не мешает нам порассуждать о влиянии различных исходов выборов

на мировой рынок нефти. Кандидаты в президенты имеют противоположные взгляды на энергетику, поэтому исход выборов может оказать существенное влияние на цену на нефть в следующие четыре года (см. «Республиканский и демократический кандидаты имеют противоположные взгляды на развитие американской энергетики»).

Демократические институты США представляют себой хотя и архаичную (непрямые выбор президента), но до­вольно сбалансированную систему сдержек и противо­весов. Поэтому исход президентских выборов важно рас­смотреть в контексте состава Конгресса США, который может как сохранить текущее разделение между партия­ми, так и сместиться в пользу Демократической партии.

Выборы в Конгресс США текущего 116-го созыва со­стоялись 6 ноября 2018 года. В Палате представителей победу одержали демократы, занявшие 235 из 435 мест. В Сенате — республиканцы, взяв 53 места из 100. Таким образом, в текущем созыве Конгресса США, который дей­ствует с 3 января 2019 года по 3 января 2021 года, кон­троль разделен между партиями. Это заметно затрудняет прохождение законопроектов республиканского прези­дента, но и не дает ход процедуре его импичмента.

Результаты выборов Президента США и членов Кон­гресса при текущем раскладе сил сложно однозначно предсказать, поэтому далее будут рассмотрены отдель­ные сценарии. Но в начале взглянем на кандидатов в пре­зиденты, начиная с республиканского.

КРАТКИЕ ИТОГИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТСКОГО СРОКА

Политика действующего Президента США Дональда Трампа находится в русле мандата Республиканской пар­тии. Он выступает за низкие налоги и невмешательство го­сударства в экономику. Он поддерживает консервативные отрасли, такие как металлургия, машиностроение, неф­тяная промышленность (см. «Экономическая платформа кандидатов в президенты США»).

Когда оглядываешься на четыре года назад, становит­ся ясно, что получилось далеко не все. Трамп обещал расцвет для переживающей тяжелые времена метал­лургии и поддержку для угольной отрасли, но в США по-прежнему закрываются металлургические заводы (Great Lakes Works) и режутся инвестпроекты по их мо­дернизации (United States Steel). Торговая война с ЕС не помогла. Пытаясь защитить металлургию, Трамп ввел таможенные пошлины (25%) на импортную сталь. Этот шаг спровоцировал рост цен на сталь и вызвал падение спроса на нее. Из-за повышения затрат авто­мобильные гиганты General Motors и Ford Motor стали увольнять работников. Суммарно к концу прошлого года своих мест в металлообрабатывающих отраслях США лишились 75 тыс. человек.

Результаты повышения градуса во внешней полити­ке США также выглядят неоднозначно. Санкции против

РЕСПУБЛИКАНСКИЙ И ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ КАНДИДАТЫ ИМЕЮТ ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА РАЗВИТИЕ АМЕРИКАНСКОЙ ЭНЕРГЕТИКИ

«Казалось, что энергетический бизнес движется к катастрофе. Мы были первыми в мире, но потом пришла пандемия, и энергия стала никому не нужна, все перестали ездить… Я позвонил в Россию и Саудовскую Аравию. Они сократили добычу, и теперь цена на нефть выше $40/ барр. Таким образом были сохранены десятки миллионов рабочих мест в энергетике»

Дональд Трамп, 27июля 2020 года

«Мы облегчим американскому потребителю переход на электромобили не только установ­кой 500 тысяч электрозарядок, но также субсидиями и налоговыми вычетами на новые, чи­стые, сделанные в США автомобили. Тем самым мы сэкономили сотни миллионов баррелей нефти в год»

Джозеф Байден, 14 июля 2020 года

Источник: составлено автором

ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

А Масштабный пакет антикризисных мер на $2,2 трлн. Под­держка бюджетов штатов, здравоохранения, образования, малого бизнеса, авиакомпаний, единовременные прямые выплаты населению, увеличенные пособия по безработи­це до января 2020 года.

А Повышение корпоративных и персональных налогов. За 10 лет ожидается получить дополнительно $4 трлн.

А Повышение минимальной зарплаты с $7,25 до $15 в час, расширение доступа к образованию, интернету, ипотечные субсидии.

А В рамках нового зеленого курса за четыре года планиру­ется $2 трлн инвестировать в зарядную инфраструктуру и пустить на субсидирование обмена традиционных ав­томобилей на авто с электродвигателями. Возвращение США к Парижскому соглашению.

А Инвестиции в инфраструктуру $1,3 трлн. В исследо­вания и прорывные технологии (электромобили, AI, 5G) — $300 млрд.

А Повышение доступности здравоохранения: расширение программы Madicare для американцев от 60 лет (сейчас от 65), сдерживание роста цен на лекарства.

А Критика торговых войн с Китаем, укрепление отношений с союзниками (Европа, Канада, Мексика). Стимулирование переноса рабочих мест в США.

А Усиление регулирования технологического сектора и неф­тегазовой отрасли. Ограничение выдачи лицензий на раз­ведку и добычу на федеральных землях, отмена строи­тельства новых трубопроводов.

РЕСПУБЛИКАНСКАЯ ПАРТИЯ

А Пакет антикризисных мер на $1,8 трлн. Поддержка авиа­компаний, единовременные прямые выплаты населению $1200, новый раунд субсидий малому бизнесу на выплаты зарплат.

А Подготовка нового этапа налоговой реформы (tax cut 2.0) — снижение ставки налога для среднего класса на 10%.

А Поддержка традиционной энергетики (уголь, нефть, газ).

А Политика протекционизма, тарифных войн, ограничение иммиграции. Стимулирование переноса рабочих мест в США. Политика America First приводит к ухудшению от­ношений с союзниками (торговыми партнерами и по бло­ку НАТО).

А Инвестиции в инфраструктуру $1 трлн (дороги, мосты, 5G).

А Сокращение расходов на Medicare и Medicaid.

А Дерегулирование в финансовом секторе, мягкое регулиро­вание нефтегазового сектора. Выдача лицензий на разра­ботку новых участков на шельфе и в Арктике.

Источники: «Финам», составлено автором

иранской и венесуэльской нефти, завершения стро­ительства газопровода «Северный поток-2» многие наблюдатели и некоторые участники рынка рассма­тривают как лоббирование интересов американской неф­тегазовой промышленности на внешних рынках.

Родоначальник «твиттерной дипломатии» Трамп регу­лярно побуждал ОПЕК+ то нарастить, то сократить пред­ложение нефти, ловко балансируя между интересами потребителей и производителей. Информационная волна, создаваемая американским президентом, минуя админи­стративные фильтры, усиливала волатильность на фон­довом и товарно-сырьевых рынках к удовольствию и бла­годенствию биржевых спекулянтов.

Проблему низкой инфляции и высокой безработицы Трамп также пытается решить методами внешней полити­ки, за которую как раз в большей степени и отвечает пре­зидент. Для этого он гиперактивно борется с мигрантами и китайским импортом, что ставит под угрозу рост торговли и экономики не только в США, но и во всем мире.

Во время правления Трампа нефтегазовый сектор США развивался весьма динамично: добыча нефти вы­росла почти на 4 млн барр/сут. Справедливо отметить, что рост добычи обусловлен сланцевой революцией, инновационные и регуляторные предпосылки которой были заложены задолго до правления Трампа. Так, огра­ничения на экспорт нефти были сняты еще в 2015 году при президентстве Барака Обамы.

Трамп обещает продолжить курс на ослабление регу­лирования нефтегазовой отрасли: облегчить требования по утилизации метана и открыть новые возможности для бурения на шельфе и в Арктике.

За последние четыре года сделаны существенные ин­вестиции в строительство новых нефтепроводов и экс­портную инфраструктуру, что обеспечило приемлемые цены на сланцевых месторождениях США и позволило увеличить экспорт нефти на китайский рынок. Догово­ренность о последнем вошла в торговую сделку с Кита­ем (фаза 1). В результате экспорт нефти из США в Китай

в мае 2020 года подскочил до 1,5 млн барр/сут., что ста­ло рекордным показателем.

Впрочем, поддержка нефтегазовой отрасли США со стороны Трампа не устлана розами — проекты круп­нейших трубопроводов Keystone XL (0,83 млн барр/сут.) и Dakota Access Pipeline (0,57 млн барр/сут.) пока так и не были реализованы из-за критики экологов и приня­тых судебных решений.

ЧТО, ЕСЛИ ПОБЕДИТ ТРАМП?

Победа Трампа на выборах США означает сохранение текущего статус-кво, особенно если контроль в Конгрес­се по-прежнему окажется разделенным между партиями. В сценарии «Прежнего курса» умеренные экономические стимулы обеспечат поступательный рост экономики и фондового рынка США, но будут омрачены продолже­нием торговой войны с Китаем (см. «Четыре сценария результатов выборов Президента и Конгресса США»). Дина­мика фондового рынка и цены на энергоносители будет восходящая, но с увеличенной волатильностью.

Рост «экономики на стероидах» может быть усилен за счет инвестиций в транспорт, строительство и медици­ну. Этот сценарий реализуется, если обе палаты Конгресса (Сенат и Палата представителей) будут контролировать­ся Демократической партией. Дополнительный импульс мировой экономике придаст ослабление торговой войны с Китаем, которая является ошибкой с точки зрения со­временного экономического мейнстрима.

Вместе с тем в американском истеблишменте достиг­нут консенсус, что КНР является главным стратегиче­ским соперником Америки и что надо останавливать по­ступательное движение Китая, пока он не ушел слишком далеко вперед. Поэтому меры сдерживания КНР могут принять новые, менее агрессивные формы (по сравне­нию с торговой войной).

США все тяжелее воевать на два фронта (с Европой и Ази­ей), в противостояние втягиваются международные орга­низации. Арбитраж ВТО встал на сторону ЕС в споре с США вокруг субсидий компании Boeing. Арбитры разрешили Брюсселю принять ответные торговые меры в отношении американских товаров на сумму около $4 млрд в год.

Рост совокупного спроса в мировой экономике в этом сценарии обеспечит повышение цен на энергоносители, хотя политическая турбулентность на рынках может воз­никнуть в связи с новыми попытками импичмента прези­дента со стороны демократов.

ЧТО, ЕСЛИ ПОБЕДИТ БАЙДЕН?

Кандидат от Демократической партии Джозеф Байден является во многом противоположностью действующему Президенту США. В случае его избрания экономику США ожидает повышение налогов и госрасходов, усиление зе­леной повестки и регулирование цен на лекарства.

Лучшим вариантом для экономики США, фондового рынка и мирового рынка нефти станет победа Байдена и сохранение в Сенате республиканского большинства,

то есть сценарий «Двоевластие». В этом случае сохранят­ся низкие налоговые ставки, а угроза эскалации торговых конфликтов снизится.

Негативным для рынка нефти окажется сценарий «Зе­леная повестка», в котором инициативы Байдена будут поддерживаться демократическим Конгрессом. Внешняя политика США может смягчиться по отношению к Ирану и, возможно, Венесуэле, что приведет к росту экспорта нефти из этих двух стран до 2 млн барр/сут.

Отчасти рост предложения на мировом рынке мо­жет быть скомпенсирован ограничением добычи нефти на территории США. В частности, ряд представителей Де­мократической партии ранее озвучивали планы по запре­щению использования гидроразрыва пласта в некоторых штатах, что потенциально может сократить предложение сланцевой нефти в США.

Однако сам Байден многократно отрицал эти планы. Его инициатива будет сведена к ограничению выдачи разре­шений на бурение на федеральных землях США и строи­тельство новых трубопроводов. Но, по мнению Rystad Energy, такой запрет не окажет заметного влияния на до­бычу углеводородов в США в среднесрочной перспективе.

В сценарии «Зеленая повестка» торговое соперничество США и КНР может перейти в новую экологическую пло­скость. Вероятно, будет усиливаться давление на Китай из-за его огромных выбросов углерода. Сейчас КНР про­изводит 29% мировых выбросов, что больше, чем Соеди­ненные Штаты и Европейский Союз вместе взятые.

Играя на опережение, Президент Китая Си Цзиньпин в начале октября пообещал, что КНР достигнет углерод­ной нейтральности к 2060 году, несмотря на то, что Подне­бесная является крупнейшим потребителем угля в энер­гетическом и металлургическом секторах экономики. По мнению Wood Mackenzie, для этого понадобится более $5 трлн инвестиций.

Некоторые руководители нефтяных компаний США предупреждали, что в случае победы Байдена в отрасли наступят тяжелые времена. Но глава глобального анали­тического отдела Platts не ожидает, что меры по борьбе с ископаемым топливом возглавят повестку дня новой администрации: «Байдену нужно поддерживать динамику экономики. Я ни на минуту не верю, что его первый год ознаменуется тем, что он возьмется за нефтегазовый сек­тор. Это было бы самоубийством».

В целом, выбор демократического президента вместе с полным преобладанием Демократической партии в Кон­грессе негативен для цен на нефть из-за возможного ослабления санкций против Ирана и Венесуэлы. Отчасти это будет скомпенсировано смягчением торгового кон­фликта с Китаем и ограничением добычи нефти в США.

И ЦЕЛОГО МИРА МАЛО

Независимые опросы общественного мнения отдают предпочтение кандидату Демократической партии Джо­зефу Байдену. Его отрыв усилился после первого раунда теледебатов 29 сентября и заболевания Президента США Дональда Трампа, вызванного коронавирусом, сразу после

СЦЕНАРИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ВЫБОРОВ ПРЕЗИДЕНТА И КОНГРЕССА США

Демократы контролируют Конгресс

1. «Зеленая повестка»

2. «Экономика на стероидах»

Президент Байден

• поддержка экономики и перехода

на электромобили, повышение налогов

• ограничение добычи сланцевой нефти и строительства новых трубопроводов, антимонопольное давление на IT-гигантов, снятие санкций с Ирана

• давление на цену нефти

• стимулирование экономики, регулирование цен на лекарства, антимонопольное давление на IT-гигантов

• смягчение антикитайской риторики

• рост фондового рынка и цены на нефть

• инвестиции в транспорт, строительство, медицину

• поддержка соглашения ОПЕК+

• рост фондового рынка и цены на нефть

развитие торговой войны с Китаем поддержка соглашения ОПЕК+ разрешение бурения в новых офшорных зонах и в Арктике, ослабление требований к выбросу метана рост волатильности на фондовом рынке и в цене на нефть

Президент Трамп

3. «Двоевластие»

4. «Прежний курс»

Контроль в Конгрессе разделен между партиями

Источник: ВТБ, составлено автором

них. В ходе экспресс-опроса зрителей дебатов, проведенно­го CNN, 60% назвали победителем Байдена, 28% — Трампа.

Однако исход выборов до последнего момента остается неясен. Отрыв Байдена может спровоцировать Трампа на рискованные шаги на финише избирательной ком­пании, что уравняет их шансы. В 2016 году неожиданно для социологов на референдуме англичане проголосо­вали за Brexit, а американцы избрали Трампа, который проигрывал как по результатам опросов, так и в прямом голосовании.

Поэтому итоги предстоящих выборов в США могут быть очень непредсказуемыми, тем более что при близких ре­зультатах кандидаты готовы их оспорить. Одним из спор­ных моментов является голосование по почте, которое в 2016 году охватило 33 млн избирателей, или 25%.

Американские политологи давно обнаружили в голосо­вании по почте так называемое «синее смещение», то есть преимущество демократов. Оно состоит в том, что в день голосования сторонники Республиканской партии, чей цвет красный, предпочитают голосовать очно на избира­тельных участках, в то время как избиратели демократов голосуют преимущественно по почте.

Следовательно, возможна ситуация, когда на очном го­лосовании побеждает республиканский кандидат, но по­сле подсчета голосов, поданных по почте, — демократи­

ческий. Преобладание «голубых конвертов» подрывает доверие к избирательной системе в целом, хотя итоги выборов подводятся верно.

Этот эффект еще в 2013 году описал Эдвард Фоули из университета Огайо. Он же предположил, что в соче­тании с коронавирусными ограничениями, вызванными пандемией, «синее смещение» на президентских выборах может создать так называемый идеальный шторм в поль­зу демократического кандидата.

Трамп, которому и «целого мира мало», настаивает на уязвимости такого устройства голосования. Если ему 3 ноября удается победить с небольшим отрывом, то де­мократы его победу не признают, а потребуют воздер­жаться от подведения и оглашения результатов голосо­вания до полного подсчета всех почтовых бюллетеней, что может занять существенное время.

При определенном стечении обстоятельств (иде­альном шторме) финал президентской гонки может серьезно затянуться и завершиться судебными разби­рательствами, что усилит волатильность на фондовых и товарно-сырьевых рынках. Таким образом, совсем скоро у нас появиться небольшой, но значимый и уни­кальный шанс наблюдать проекцию «синего смещения» архаичной механики внутреннего устройства американ­ской выборной машины на мировой рынок нефти. 59

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *